Издаваемая Академией наук СССР десятитомная «Всемирная история» задумана как первый в марксистской исторической литературе сводный труд, освещающий путь, пройденный человечеством с древнейших времён до современной нам эпохи.

Время для создания такого труда назрело. В распоряжении историков — громадный фактический материал, накопленный в течение веков. Усилиями многих поколений учёных историческая действительность постепенно освобождалась от легенд и вымыслов, от религиозной фантастики, добросовестных заблуждений и нарочитых искажений. Передовая историческая наука достигла значительных успехов в изучении истории отдельных стран и народов, отдельных эпох всемирной истории. И хотя в различных областях исторической науки остаётся ещё немало неразрешённых и неразработанных проблем, сейчас уже можно свести воедино, обобщить самые существенные её итоги с позиций единственно научного мировоззрения современности — марксизма-ленинизма.

Это важно не только для спепиалистов-историков. Интерес к прошлому всегда был связан с потребностью людей лучше разобраться в настоящем, понять причины современных им общественных явлений, предвидеть, в каком направлении они будут развиваться в будущем. Но никогда ещё стремление осмыслить ход исторического развития не было столь острым и настойчивым, как в наше время, когда на глазах одного поколения произошли огромные перемены в жизни миллионов людей, в судьбах народов и государств. Изучение истории помогает рабочему классу и всем передовым людям мира познать действие законов общественного развития, вооружает умением правильно использовать эти объективные законы как в освободительной революционной борьбе, так и в строительстве новой, социалистической жизни. В эпоху, когда совершается величайший перелом в мировой истории — преобразование антагонистического классового общества в общество, свободное от всякой эксплуатации, в коммунистическое общество — особенно поучительно обозреть весь путь, закономерно приведший человечество к современной ступени его развития.

Туры в Таиланд - 728*90

Вполне понятен поэтому возросший интерес к трудам, которые дали бы изображение всемирно-исторического процесса в целом, во всём многообразии форм материального производства, социальных отношений и политической борьбы, развития идеологии и культуры.

Различные попытки создать обобщающие труды по всемирной истории или отдельным её разделам предпринимались задолго до наших дней. Не останавливаясь на первых опытах в этом направлении, начиная с древности, назовём лишь «Всемирные истории» XIX в., принадлежавшие известным немецким историкам Шлоссеру и Веберу, как и менее широкие по своему охвату работы Бокля в Англии и Дрепера в США. Политические и научные позиции этих историков были различны. Но в целом труды их отражали условия своего времени, когда буржуазия и её идеологи ещё верили в прогресс и рассматривали историю человечества как поступательное движение, хотя и сводили его по преимуществу к политическому и умственному развитию главным образом народов Европы.

В конце прошлого и начале нынешнего века характер «Всемирных историй» заметно меняется. Отчасти это вызывалось самим ростом исторического знания. Ряд крупных открытий, особенно в области археологии, раздвинул кругозор исторической науки, позволил ей проникнуть вглубь веков, восстановить облик многих давно исчезнувших цивилизаций. Расширилась и проблематика науки; более сложной стала техника исторического исследования. Место прежних «Всемирных историй», принадлежавших перу одного автора, заняли многотомные коллективные издания, написанные, как правило, крупными историками-исследователями, эти труды с точки зрения богатства и достоверности фактического материала сохраняют во многих отношениях своё значение и по сей день. Однако на их идейном содержании уже лежит печать новой исторической эпохи — эпохи империализма, характеризующейся усилением реакции в политике и идеологии буржуазии.

Начавшийся в это время и постепенно нарастающий кризис буржуазной историографии находит своё выражение в отходе от широких и по-своему цельных историко-философских концепций предшествующей эпохи, а затем и в прямом отказе от идеи исторической закономерности и общественного прогресса. Идеалистический взгляд на ход общественного развития, свойственный буржуазной историографии и на предшествующих этапах, всё более принимает форму откровенного субъективизма в отборе и оценке исторических фактов. «Модными» становятся различные теории, сторонники которых рассматривают историю человечества как неизменное повторение пройденного, периодическое возвращение вспять. Оживают и церковно-теологические концепции, сокрушённые идеологами самой буржуазии в эпоху её восходящего развития.

Эти тенденции современной буржуазной историографии с особенной отчётливостью выступают в изданиях, имеющих целью дать общую картину исторического развития. Показательны в этом отношении некоторые «Всемирные истории», начатые изданием в послевоенные годы. При всём различии концепций и частных выводов их объединяет прежде всего отрицание идеи поступательного развития общества и единства всемирно-исторического процесса, лишающее авторов этих трудов возможности дать действительное обобщение истории человечества. Само построение новейших «Всемирных историй» является в значительной мере произвольным: выделяется какая-либо одна, причём не главная, сторона всемирно-исторического процесса, последний сводится то к истории «мировых империй», то к истории «мировых цивилизаций», «мировых религий» и т. д. Другая характерная черта таких изданий — умаление роли народных масс в истории, антидемократическая тенденция противопоставления «избранного» меньшинства как «творческого» начала — инертной, «безмолвствующей» массе, либо вовсе не способной на самостоятельные действия, либо способной будто бы на одни разрушения.

Если старые буржуазные «Всемирные истории» всё же давали, хотя и далеко не полно, с очевидными и тенденциозными пропусками, историю отдельных стран и народов, то в ряде современных изданий заметно стремление подменить историю народов и стран космополитической историей отдельных, якобы наднациональных «цивилизаций», замкнутых «культурных кругов», имеющих свои особые и неизменные законы, свой «дух» и свою «судьбу». Игнорирование внутреннего развития отдельных стран, их национальной специфики и вклада в общую культуру человечества приводит также к искажённому изображению реального взаимодействия народов и культур в их историческом прошлом. Оно подменяется искусственным и произвольным противопоставлением «морских цивилизаций» — «континентальным», Востока — Западу. Европоцентристские концепции буржуазной историографии, проникнутые духом колониализма, ныне выступают обычно в завуалированном виде, но суть их остаётся прежней.

Среди многих «Всемирных историй», появившихся за последние годы на книжных рынках США и Западной Европы, есть и такие, которые стоят за гранью науки, представляя собой едва прикрытую, а подчас откровенно грубую фальсификацию фактов в угоду наиболее реакционным кругам и во вред жизненным интересам народов.

Однако реакции становится всё более трудным сохранять свои позиции в идеологии и науке капиталистических стран. Современная эпоха — это эпоха великих народных движений, глубокой революционной ломки устоев старого мира, основанного на угнетении и насилии. Новое пробивает себе дорогу во всех областях общественной жизни. Одним из важнейших фактов нашего времени является растущее влияние марксистско-ленинских идей. Во всех странах мира развивается марксистская историческая наука. Но и среди тех учёных, которые ещё далеки от марксизма, есть немало людей, честно стремящихся найти выход из кризиса буржуазной историографии, сохранить традиции добросовестного научного изучения фактов. Сама жизнь, логика борьбы прогрессивных и реакционных сил неминуемо приведёт многих из этих учёных в лагерь передовой исторической науки.