Бюст М. И. Кутузова. Скульптура 1813 года.

Бюст М. И. Кутузова. Скульптура 1813 года.

Между тем вынужденный отход русских войск болезненно воспринимался и в армии и в стране. В русском командовании нарастали разногласия. Необходимо было назначить главнокомандующего, пользовавшегося общепризнанным авторитетом. Таковым был крупнейший полководец суворовской школы — Кутузов. Он был в немилости у Александра I, но царю приходилось считаться с общественным мнением, и Кутузов был назначен.

Прибыв в начале августа 1812 г. в действующую армию, Кутузов установил, что войска ослаблены и насчитывают в общей сложности около 95 тыс. человек при 605 орудиях. Первоочередной задачей являлось создание достаточных резервов. Кутузов настойчиво требовал ускоренной присылки к Москве новых полков. Одновременно он дал приказ выбрать позицию для предстоящего сражения. Она была найдена около села Бородина в 12 км от Можайска и в 120 км от Москвы.

Бородинское поле представляло собой обширную пересеченную местность, дававшую возможность развернуть русские войска и оседлать дороги, ведущие к Москве. Правый фланг позиции прикрывался рекой Москвой, левый упирался в труднопроходимый Утицкий лес. К началу Бородинского сражения русская армия, получившая подкрепления, насчитывала 120 тыс. человек при 640 орудиях против 130 тыс. французов при 587 орудиях.

Банк Тинькофф

5 сентября французская армия подошла к Бородинскому полю. Наполеон убедился, что правый фланг русских недоступен для обхода, и решил бросить свои основные силы на центр и левый фланг. Подступы к левому флангу русских войск прикрывал редут (земляное укрепление) у деревни Шевардино.

Сражение при Бородино. 7 сентября (26 августа) 1812 года.

Сражение при Бородино. 7 сентября (26 августа) 1812 года.

В тот же день произошел упорный бой за Шевардинский редут. Кутузов приказал удерживать его, пока не будет закончено сооружение полевых укреплений на главной позиции. 12 тыс. русских до глубокой ночи сдерживали натиск 35 тыс. французов и оставили редут только после получения приказа об отходе.

Главные боевые действия развернулись с 6 часов утра 7 сентября (26 августа) на левом фланге русских войск, где командовал Багратион. Атаку начал корпус Даву под прикрытием огня 102 орудий. Эта атака была отбита картечным огнем. Вторую атаку Даву произвел в 7 часов утра, но снова потерпел неудачу. Наполеон, усилив войска Даву корпусом Нея и поддержав их огнем 150 орудий, произвел около 8 часов третью атаку. И на этот раз французы были отброшены.

Стремясь во что бы то ни стало добиться успеха, Наполеон сосредоточил на этом участке 45 тыс. человек при 400 орудиях против 15—18 тыс. русских войск. Однако последовавшие пять новых атак были безрезультатны. Во время наиболее кровопролитной последней атаки был тяжело ранен Багратион. Около 12 часов дня русские войска стали отходить. Сильный огонь артиллерии не дал французам развить успех и остановил их у Семеновского оврага. В это время Кутузов направил свою конницу для удара по левому флангу Наполеона. Этот рейд заставил Наполеона на время остановить свои атаки.

Одновременно шла упорная борьба за батарею Раевского, находившуюся на центральном участке. Французы атаковали ее несколько раз. Защитники батареи отстаивали укрепление с величайшим героизмом и самопожертвованием. Эта важная позиция долго оставалась в руках русских. Но ко второй половине дня после ряда кровопролитных атак французы все же захватили батарею Раевского. Русские войска отошли на новую позицию.

После 4 часов дня обе стороны вели главным образом сильный артиллерийский огонь. Канонада продолжалась до глубокой ночи. Затем французские войска отошли на исходные позиции.

Наполеону не удалось разбить русскую армию и тем самым поставить Россию на колени. «Французская армия разбилась о русскую», — писал участник сражения генерал А. Ермолов. Бородинское сражение обескровило наполеоновскую армию: она потеряла 58,5 тыс. солдат и офицеров и 49 генералов. Но и Кутузов не мог развить успеха. Русские потеряли 38,5 тыс. человек, а свежих резервов не было. Кутузов принял решение об отходе. Вскоре на военном совете в деревне Фили он отдал приказ ради сохранения армии оставить Москву без боя.