Плотники. Литография по рисунку И. С. Щедровского.

Плотники. Литография по рисунку И. С. Щедровского.

Вовлечение крестьянских хозяйств в товарно-денежные отношения расширяло рыночный спрос на промышленные товары и создавало рынок рабочей силы. В крепостной России наметились необходимые условия не только для роста мелкой крестьянской промышленности и мануфактур, но и для развития фабрично-заводского производства.

Наряду со старинными видами крестьянского промышленного производства — полотняным, шерстяным, кожевенным, деревообделочным и др. — начало развиваться изготовление крестьянами хлопчатобумажных тканей, галантереи, мебели, игрушек и т. д. Основная масса этих мелких предпринимателей попадала в кабальную зависимость от скупщиков. Многие крестьяне-кустари при этом разорялись и были вынуждены работать на крупных предпринимателей, выделявшихся из их же среды. На базе мелкого товарного производства возникали капиталистические мануфактуры, эксплуатировавшие труд крестьян и производившие изделия на рынок.

Количество мануфактур в России возросло за вторую четверть XIX в. больше чем на 50% — до 2800 предприятий, а количество занятых в них рабочих увеличилось в два с половиной раза — до 860 тыс., в числе которых по найму работало до 530 тыс. человек. Мануфактуры становились крупнее, большая их часть использовала наемную рабочую силу и была связана с рынком.

Банк Тинькофф

Российская Империя к началу 50-х годов XIX века

Российская Империя к началу 50-х годов XIX века

Обострявшаяся рыночная конкуренция толкала владельцев мануфактур к механизации производства. Опыты внедрения машинной техники в России на отдельных предприятиях начались еще с конца XVIII в. Но лишь в 30—50-х годах XIX в. она стала применяться систематически в ряде отраслей русской промышленности.

Машинное производство наиболее успешно развивалось в молодой хлопчатобумажной промышленности, которая возникла в России только во второй половине XVIII в. и сразу стала широко использовать наемный труд. В 30-х годах XIX в. начали строиться крупные бумагопрядильные фабрики с полностью механизированным производством. С 40-х годов XIX в. русская хлопчатобумажная промышленность стала работать преимущественно на пряже отечественного изготовления.

В старинных видах текстильного производства России — в суконном и полотняном — развитие фабричной техники несколько задерживалось, так как там преобладали казенные, помещичьи и посессионные мануфактуры, которые использовали подневольный труд крестьян и обычно были обеспечены казенными заказами. Но с 40-х годов XIX в. механизация производства стала успешно вводиться на новых предприятиях, принадлежавших купцам и зажиточным крестьянам и производивших шерстяные ткани и льняные изделия на внутренний рынок и отчасти на экспорт.

Вознесенская бумагопрядильная и плисовая мануфактура Лепешкиных в Дмитровском уезде Московской губернии. Гравюра 1845 года.

Вознесенская бумагопрядильная и плисовая мануфактура Лепешкиных в Дмитровском уезде Московской губернии. Гравюра 1845 года.

Применение новой техники началось и в горнозаводской промышленности. В 20-х годах XIX в. на русских железоделательных заводах стали работать прокатные станы. С середины 30-х годов на Урале производились опыты горячего дутья в доменном деле и начало успешно вводиться пудлингование.

Но при крепостном праве механизация производства в тяжелой промышленности не могла получить широкого развития. Указывая на отсталость уральских заводов, В. И. Ленин подчеркивал, что они являлись собственностью казны и крупных землевладельцев, которые «основывали свое господство не на капитале и конкуренции, а на монополии и на своем владельческом праве». За первую половину XIX в. выплавка чугуна в России увеличилась меньше чем вдвое, а в капиталистической Англии за то же время почти в 12 раз. Россия потеряла ведущее положение в мировом производстве чугуна и в середине XIX в. занимала в нем уже четвертое место (после Англии, Франции и США).

В промышленном производстве отсталость экономики крепостной России проявлялась особенно наглядно. Фабрично-заводская промышленность могла развиваться только на основе более производительного труда наемных рабочих. Однако развитие неземледельческих занятий крестьян по-прежнему ограничивалось произволом крепостников, а на казенных и помещичьих мануфактурах подневольный труд применялся в нарастающем количестве — в середине XIX в. на них работало свыше 300 тыс. человек. Механизация промышленности предъявляла растущий спрос на машинное оборудование, но сдвиги в отечественном машиностроении наметились только в 50-х годах, и большая часть необходимых для русских фабрик и заводов двигателей и механизмов поступала из-за границы. За 30—50-е годы XIX в. в русскую промышленность внедрено было машин на 108 млн. руб., в том числе импортного оборудования поступило на 64 млн. руб. Наконец фабрично-заводское производство задерживалось недостаточным спросом на промышленные изделия, который возрастал чрезвычайно медленно.