Голодный тиф 1891 года. Фотография.

Голодный тиф 1891 года. Фотография.

К 90-м годам XIX в. относится исторический поворот в русском освободительном движении. Оно вступает в новый период — период пролетарского революционного движения. Классовая борьба принимает более резкие и отчетливые формы. Быстро идет пробуждение масс. Определенную роль сыграл в этом страшный голод 1891 г., последовавший за двумя неурожайными годами.

Голод, эпидемии холеры и тифа охватили огромную территорию в десятки губерний и уменьшили население России, по официальным данным, на миллион человек. С необычайной ясностью обнажилась связь между обнищанием, вымиранием крестьян и помещичьим гнетом, разорительной налоговой политикой царизма. Даже легальная печать сравнивала воздействие голода на умы с впечатлением, вызванным в середине XIX в. поражением царизма в Крымской войне. В этих условиях оживилась подпольная революционная деятельность, усилилась тяга демократической молодежи к общественно-политической работе.

Опять зашевелились русские либералы; при вступлении на престол Николая II (1894 г.) некоторые земства обратились к новому царю с адресами, робко выражая надежды на то, что «с высоты престола будет услышан голос нужды народной». Николай II публично назвал желания земцев принять участие в государственных делах «бессмысленными мечтаниями». Политический курс 80-х годов продолжался с прежней силой. Крайние реакционеры, составлявшие ближайшее окружение царя, не допускали и мысли о малейшем ограничении сословных привилегий дворянства и его монополии на власть.

Банк Тинькофф

Все очевиднее становилась невозможность каких бы то ни было радикальных преобразований при сохранении царского абсолютизма и при неспособности либералов к активным политическим действиям. Решающая роль в борьбе за политическую свободу переходила к рабочему классу.

Голод 1891—1892 гг. усилил приток крестьян, ищущих работы, на фабрики и заводы. Рост безработицы открывал перед предпринимателями возможность еще более жестокой эксплуатации трудящихся. Это в свою очередь вызывало решительный отпор рабочих. В годы промышленного подъема (1893—1899 гг.) выросли численность и концентрация пролетариата; усилилось стремление рабочих к более организованным действиям, хотя движение в целом оставалось еще стихийным. В 1891— 1894 гг. происходило в среднем около 50 стачек и волнений в год. Бурно протекали выступления рабочих в 1892 г. в Донецком бассейне (волнения 15 тыс. шахтеров в Юзовке, зверски подавленные войсками), а также в Королевстве Польском (всеобщая первомайская стачка в Лодзи, вызвавшая стачки солидарности в других городах). На лодзинские события откликнулись передовые петербургские рабочие, обратившиеся к своим польским товарищам с открытым письмом — выражением братской солидарности в общей борьбе.

Стачечное движение в первые годы нового десятилетия было лишь преддверием к гораздо более мощной забастовочной волне в середине и второй половине 90-х годов. Существенно менялся самый характер борьбы в результате происходившего соединения научного социализма с массовым пролетарским движением. Этот громадной важности исторический шаг в российском рабочем движении был сделан под непосредственным руководством В. И. Ленина.