Со второй половины 60-х годов крестьянское движение пошло на убыль. По официальным данным годовых отчетов III отделения, за 1864—1866 гг. произошло до 240 выступлений крестьян, а за 1867—1869 гг.—только 150. В этот период продолжали действовать отдельные революционные организации и кружки, возникавшие обычно в среде учащейся молодежи. В условиях спада массового революционного движения и усиления правительственной реакции участники этих организаций искали новых форм активной борьбы с царизмом.

К этому времени относится оживление деятельности революционного кружка в Москве, созданного вольнослушателем университета Н. А. Ишутиным. «Ишутинцы» являлись сторонниками утопического общинного и кооперативно-артельного «социализма», представления о котором у них были смутны и неопределенны. Стремясь к новому подъему революционной борьбы для свержения царизма, они ошибочно полагали, что путем цареубийства можно дать толчок массовому крестьянскому движению и ускорить тем самым революционное переустройство России.

Один из членов этого кружка — московский студент Д. В. Каракозов поспешил осуществить такой акт индивидуального террора на свой страх и риск. Приехав для этого в Петербург, он 4 апреля 1866 г. стрелял в Александра II на набережной, около Летнего сада, но промахнулся, был арестован и повешен. Покушение Каракозова привело к разгрому ишутинского кружка и было использовано царизмом для новых репрессий против прогрессивной печати и передового студенчества.

Туры в Таиланд - 728*90

Правительственные репрессии не могли, однако, предотвратить дальнейшее развитие революционной борьбы в России. В эти годы реакции растущее разорение деревни порождало брожение среди крестьян. В конце 60-х годов снова начались открытые студенческие выступления. Особенно значительные волнения произошли в крупнейших учебных заведениях Петербурга: в Университете, Технологическом институте, в Медико-хирургической академии.

В 1868 г. учителем С. Г. Нечаевым, состоявшим также вольнослушателем университета, была организована нелегальная студенческая группа. Выработанная этой группой «Программа революционных действий» намечала авантюристический план всеобщего восстания в России весной 1870 г. Нечаев и его единомышленники отрицали необходимость широкой революционной агитации, сознательного участия народных масс в освободительной борьбе и тщательной подготовки революционного восстания. Они находили возможным для достижения своих заговорщических целей прибегать к мистификациям, шантажу и террору.

Существовавшие в Петербурге и в Москве ячейки этой организации были обнаружены властями и разгромлены в 1869 г. Нечаев еще до этого бежал за границу, где сблизился с М. А. Бакуниным. «Нечаевщина» встретила решительное осуждение со стороны Маркса и Энгельса, считавших, что она выражает опасные и вредные для революционной борьбы идеи, которые пытался привить рабочему движению в странах Западной Европы Бакунин.

Не нашел поддержки Нечаев и у русской революционной эмиграции. В среде революционеров — «шестидесятников», находившихся за границей, сложилась группа, которая в начале 1870 г. установила связь с только что возникшим тогда центром международного рабочего движения — Интернационалом.