Исход борьбы балканских народов зависел не только от их собственных усилий, но и от международной обстановки, от столкновения интересов крупных европейских держав в так называемом восточном вопросе. К числу этих государств принадлежали в первую очередь Англия, Австро-Венгрия и Россия. Английская дипломатия на словах по-прежнему выступала защитницей «целостности» Османской империи. Но это традиционное средство противодействия внешнеполитическим планам России служило также прикрытием собственных английских планов территориальной экспансии на Ближнем Востоке.

Для Австро-Венгрии восточный вопрос был прежде всего славянским вопросом. Лоскутная империя, насильственно удерживавшая в своем составе миллионы славян, уже в силу этого решительно выступала против освободительного движения в соседних балканских областях и образования там больших, самостоятельных славянских государств. После военного поражения 1866 г., когда расчеты Австрии на ее гегемонию в Германии потерпели крах, австрийская дипломатия усилила активность на Балканах. В правящем лагере «двуединой монархии», особенно в среде венгерских магнатов, были и сторонники осторожных действий на Балканах, считавшие опасным увеличивать славянское население Австро-Венгрии. Но в конечном счете возобладал курс на экспансию, на захват Боснии и Герцеговины. Осуществить эти планы самостоятельно Австро-Венгрия не могла. Поэтому в ее интересах было новое обострение восточного вопроса и такое его разрешение, которое совместило бы частичный раздел европейских владений Турции с сохранением достаточно сильной турецкой «плотины» против русского влияния на Балканском полуострове.

Банк Тинькофф

Германское правительство, подготовляя в это время союз с Австро-Венгрией, поддерживало ее экспансионистские устремления на Балканах. Вместе с тем оно подталкивало и Россию к выступлению против Турции, так как рассчитывало, что если Россия сосредоточит свое внимание на Балканах, а также в Закавказье и если, как выразился Бисмарк, «русский паровоз выпустит свои пары где-нибудь подальше от германской границы», то Германия получит свободу рук по отношению к Франции.

Со своей стороны царизм, хотя и ослабленный поражением в Крымской войне, не отказывался от завоевательной политики на Балканах и Ближнем Востоке. В пореформенный период еще большее значение приобрели экономические мотивы этой политики, связанные с колонизацией южных окраин России, ростом хлебного вывоза через черноморские порты, проникновением русских товаров в ближневосточные страны.

Вместе с тем царское правительство стремилось использовать в своих интересах искреннее сочувствие широких кругов русского общества освободительной борьбе славянских народов, рассчитывая, что победоносная война с Турцией подорвет нараставшее в стране революционное движение и укрепит самодержавие.

Попытка европейских держав при помощи дипломатического давления в 1875—1876 гг. и затем на Константинопольской конференции в конце 1876 г. заставить турецкое правительство провести в балканских провинциях реформы не принесла успеха. Султан Абдул-Хамид II, уверенный в непримиримости противоречий между державами и ободренный поддержкой со стороны Англии, отказался принять выработанный конференцией проект.