Сроки выкупа усадьбы определялись самими крестьянами. Они могли в любое время внести в казначейство установленную законом сумму выкупа (до 60 руб.) и через шесть месяцев получали документ на полное владение избой и приусадебным участком. Для выкупа же земельного надела требовалось предварительное согласие помещика.

Сумма выкупа за надел, огромная для рядового крестьянского бюджета, искусственно определялась на основании величины годового оброка, взимавшегося с временнообязанных крестьян. Этот оброк приравнивался к ежегодной ренте, исходя из чего исчислялась величина выкупа, которая при 6% обеспечивала бы помещику получение прежнего дохода. Таким образом, при оброке в 12 руб. сумма выкупа устанавливалась в 200 руб., при оброке в 9 руб. она составляла 150 руб. и т. д. Выкуп за надел, как правило, намного превышал рыночную стоимость земли, особенно в нечерноземных губерниях, где земля ценилась обычно дешево, а оброк был особенно высок.

Для осуществления выкупа наделов крестьяне обязывались единовременно внести наличными 20—25% всей выкупной суммы. Остальные 75—80% сразу выплачивались помещику государством, которое начисляло эту сумму в качестве долга на крестьян. Крестьяне должны были погашать этот долг с процентами в форме ежегодных выкупных платежей на протяжении 49 лет.

Выкупная операция была выгодна не только для помещиков, немедленно получавших в свое распоряжение крупный капитал, но и для самого правительства, которое удержало при этом с помещиков огромный долг, числившийся на заложенных в казну имениях.