В 40-х годах стало выделяться особое, революционно-демократическое направление русской общественной мысли. Революционные демократы отражали интересы широких народных масс и прежде всего закрепощенного крестьянства. Являясь по большей части выходцами из революционной разночинной интеллигенции, они привлекали к себе отдельных представителей поколения дворянских революционеров. Виднейшими идеологами революционно-демократической мысли в России 40-х годов были В. Г. Белинский и А. И. Герцен.

Революционеры-демократы наиболее решительно и последовательно полемизировали с идеологами крепостничества и буржуазными либералами. Именно они возглавляли борьбу со славянофилами и открытыми защитниками самодержавно-крепостнического строя. В 1847 г. Белинский выступил с гневным протестом против восхваления помещичьей власти над крестьянами в вышедшей тогда книге Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями». Письмо Белинского к Гоголю получило широкое распространение в рукописных списках. Впоследствии оно было названо В. И. Лениным «одним из лучших произведений бесцензурной демократической печати».

Русские революционные демократы уже тогда видели, что непримиримые классовые противоречия присущи и капиталистическому строю. Они показывали зависимость трудящихся от власти капитала в странах Западной Европы, необузданное стремление к наживе западноевропейской буржуазии, формальный характер свобод при буржуазной демократии. В своей статье о романе Э. Сю «Парижские тайны» Белинский писал: «Французский пролетарий перед законом равен с самым богатым собственником и капиталистом… но беда в том, что от этого равенства пролетарию ничуть не легче. Вечный работник собственника и капиталиста, пролетарий весь в его руках, весь его раб, ибо тот дает ему работу и произвольно назначает за нее плату».

Туры в Таиланд - 728*90

В одном из писем Белинского говорилось: «Горе государству, которое в руках капиталистов, — это люди без патриотизма, без всякой возвышенности в чувствах. Для них война или мир значит только возвышение или упадок фондов — далее этого они ничего не видят».

Революционные демократы были уверены, что как феодальный строй сменяется капиталистическим, так и этот последний должен уступить место социалистическому обществу. Белинский, Герцен, Огарев и многие их последователи увлекались современными им теориями социалистов-утопистов и неустанно популяризировали их в России. Только что начавший тогда писательскую деятельность М. Е. Салтыков-Щедрин говорит в своих воспоминаниях: «Из Франции Сен-Симона, Кабе, Фурье, Луи Блана и в особенности Жорж-Санд… лилась на нас вера в человечество, оттуда воссияла нам уверенность, что «золотой век» находится не позади, а впереди нас».

На страницах передовых журналов, где постоянно сотрудничал Белинский («Отечественные записки», а с 1847 г. — «Современник»), читателям рекомендовались для изучения новые труды европейских социалистов, а иногда довольно подробно излагалось и содержание этих трудов. Молодой ученый В. А. Милютин опубликовал в первых четырех номерах «Отечественных записок» за 1847 г. обширную работу «Пролетарии и пауперизм в Англии и во Франции», где дал систематическую сводку учений социалистов-утопистов. Ученый и литератор М. В. Буташевич-Петрашевский в двухтомном «Карманном словаре иностранных слов, вошедших в состав русского языка», изданном в 1845—1846 гг., умело пропагандировал идеи утопического социализма, учение философского материализма и теорию революционного развития общества.

Русские революционные демократы 40-х годов верили в творческие силы народных масс, были убежденными революционерами. Полемизируя с либералами-западниками, рассчитывавшими на ликвидацию самодержавия и крепостничества мирным путем, при помощи постепенных реформ, Белинский писал одному из своих корреспондентов: «Но смешно и думать, что это может сделаться само собою, временем, без насильственных переворотов, без крови… Да и что кровь тысячей в сравнении с унижением и страданием миллионов». В другом своем письме он прямо указывал, что «тысячелетнее царство божие утвердится на земле не сладенькими и восторженными фразами идеальной и прекраснодушной Жиронды, а террористами, обоюдоострым мечом слова и дела Робеспьеров и Сен-Жюстов».

Во второй половине 40-х годов XJX в. в связи с развитием крестьянского движения в России и бурными политическими событиями в Западной Европе революционные настроения последователей Белинского и Герцена усилились. В Петербурге, Москве, Ростове, Казани, Воронеже и в других городах стали возникать кружки учащейся молодежи и служилой интеллигенции — учителей, мелких чиновников, офицеров. Наибольшую известность из них получил кружок М. В. Буташевича-Петрашевского в Петербурге, участники которого решительно критиковали самодержавно-крепостнический строй и обсуждали вопрос о его свержении путем народного восстания. Наиболее решительные из них составляли революционные прокламации, пытались обеспечить их нелегальное издание и разрабатывали план создания тайного революционного общества. Революционная деятельность единомышленников Петрашевского прекратилась в результате их ареста весной 1849 г.

Развитие передовой общественной мысли России в 30—40-х годах XIX в. относилось еще к первому периоду русского революционного движения — к периоду дворянской революционности. Но за эти два десятилетия в революционном движения России определились новые черты, отличающие его от деятельности декабристов. Прежде всего наметились существенные сдвиги в социальном составе участников революционной борьбы. Наряду с передовой частью помещиков-дворян в борьбе стали принимать все более активное участие представители разночинной интеллигенции и выходцы из среды беспоместного служилого дворянства, по своему общественному положению также приближавшиеся к разночинцам. Затем, революционеров 30—40-х годов отличало от декабристов то, что они понимали невозможность свержения самодержавия без активного участия народных масс. Наконец, к середине XIX в. русская революционная мысль заметно продвинулась в разработке основ революционно-демократической идеологии.

Подводя итоги развитию русской революционной традиции за вторую четверть XIX в., В.И. Ленин указывал, что одни из виднейших представителей первого поколения дворянских революционеров Л. И. Герцен к моменту своего отъезда за границу в 1847 г. был «демократом, революционером, социалистом». Характеризуя в другой своей работе роль В. Г. Белинского, В. И. Ленин писал: «Предшественником полного вытеснения дворян разночинцами в нашем освободительном движении был еще при крепостном праве В. Г. Белинский».