Титульный лист Русской правды П. И. Пестеля.

Титульный лист Русской правды П. И. Пестеля.

После роспуска «Союза благоденствия» образовалось два центра новой революционной организации: в Петербурге — ядро Северного общества во главе с Н. М. Муравьевым, а на Украине, в войсках второй армии, — Южное общество из членов Тульчинской управы во главе с П. И. Пестелем.

Южное общество сразу сложилось в крепкую, быстро растущую организацию. Успешная вербовка членов скоро привела к оформлению новых управ — Васильковской и Каменской. С начала 1822 г. регулярно созывались ежегодные съезды представителей всех управ в Киеве во время январских контрактов (ярмарок). Общество единодушно приняло республиканскую программу и тактику военной революции. Руководители его в начале 1823 г. установили связи с польским патриотическим обществом и обсуждали с его представителями планы совместного выступления против царизма.

Первоочередной задачей становилось согласование единой программы для обоих русских обществ. Составление проектов такой программы взяли на себя глава Южного общества П. И. Пестель и один из первых учредителей столичных революционных обществ Никита Муравьев. Разработка проектов затянулась на ряд лет и отразила сложный путь формирования русской революционной идеологии в 20-х годах XIX в.

Туры в Таиланд - 728*90

По проекту Пестеля, окончательно названному им в 1824 г. «Русской правдой», Россия должна была стать демократической республикой. Вся полнота законодательной, судебной и административной власти передавалась выборным народным представителям. Вводилось гражданское равноправие с предоставлением политических прав всем мужчинам, достигшим 20 лет.

В отличие от Пестеля Н. Муравьев разработал проект конституционно-монархической программы. Его «Конституция» предусматривала ограничение власти императора основным законом и избрание народных представителей в законодательный орган. Работающие по найму совсем не пользовались политическими правами, а крестьяне-общинники могли посылать в избирательные собрания одного выборщика от каждых 500 душ. Право прямого участия в выборах получали владельцы собственности не менее как на 500 руб. серебром. Еще более высокий имущественный ценз — до 30—60 тыс. руб. серебром — устанавливался для кандидатов на высшие выборные должности. Муравьев решительно требовал освобождения крестьян от крепостной зависимости, но без обеспечения их землей. Помещичье землевладение сохранялось неприкосновенным.

Таким образом, оба проекта содержали требование ликвидации крепостного права и самодержавия, хотя по ряду других существенных вопросов серьезно расходились, были недостаточно последовательны и внутренне противоречивы. Многие из дворянских революционеров не решались на немедленную ломку всего самодержавно-крепостнического строя.

Классовая ограниченность первых русских революционеров сказалась и в принятии ими тактики военной революции. И Южное и Северное общества единодушно считали, что свержение феодального строя в России должно быть произведено только с помощью войск и отвергали участие народных масс в будущей революции. Некоторые участники обоих обществ противопоставляли Французскую революцию конца XVIII в. (которая, по их словам, «началась чернью, и потому произошли все ужасные безначалия») современной им «бескровной» революции в Испании. Один из активных членов Южного общества М. П. Бестужев-Рюмин говорил: «Наша революция будет подобна революции испанской: она не будет стоить ни одной капли крови, ибо произведется одною армиею, без участия народа».