Похороны крестьянина. В. Г. Перов. 1865 год.

Похороны крестьянина. В. Г. Перов. 1865 год.

После отмены в 1861 г. крепостного права назрела острая необходимость приспособить политический строй царской России к новым, капиталистическим отношениям. Чтобы удержаться у власти, помещики-дворяне вынуждены были пойти до некоторой степени навстречу требованиям дальнейших преобразований. К решению этих задач и сводились буржуазные реформы, осуществленные в период 1864—1874 гг.

Земская реформа 1864 г. состояла в том, что вопросы местного хозяйства, начального образования, медицинского и ветеринарного обслуживания и другие поручались новым выборным учреждениям — уездным и губернским земским управам. Выборы представителей от населения в земство (земских гласных) были двухстепенными и обеспечивали численное преобладание господствующим классам, прежде всего землевладельцам-дворянам. Гласные из крестьян на эпизодически созывавшихся земских собраниях всегда составляли меньшинство, а в числе членов постоянно действовавших управ крестьяне насчитывались единицами.

Всеми делами в земстве, касавшимися прежде всего кровных нужд крестьянства, вершили помещики. Они ограничивали инициативу и нередко самоотверженную деятельность демократически настроенных земских деятелей — учителей, врачей, статистиков. Помимо того, земские учреждения на местах были подчинены царской администрации и в первую очередь губернаторам.

Банк Тинькофф

Земское собрание в провинции. Гравюра по рисунку К. А. Трутовского

Земское собрание в провинции. Гравюра по рисунку К. А. Трутовского

Городская реформа 1870 г. заменила существовавшие ранее сословные городские управления городскими думами, избиравшимися на основе имущественного ценза. Система этих выборов, заимствованная из Пруссии, обеспечивала среди городских гласных решающее влияние крупным домовладельцам и купцам, фабрикантам и заводчикам.

Представители крупного капитала руководили коммунальным хозяйством городов, исходя из своих узкоклассовых интересов; они заботились главным образом о благоустройстве центральных буржуазных кварталов города, почти не уделяя внимания фабричным районам и окраинам.

Органы городского управления по закону 1870 г. также подлежали надзору правительственных властей. Принятые думами решения получали силу только после утверждения царской администрацией.

Новые судебные уставы 1864 г. вводили единую систему судебных учреждений, исходя из формального равенства перед законом всех социальных групп населения.

Судебные заседания проводились с участием заинтересованных сторон, были публичными, и отчеты о них публиковались в печати. Тяжущиеся стороны для защиты в суде своих интересов могли нанимать присяжных поверенных — адвокатов, которые имели юридическое образование и не состояли на казенной службе.

Новое судоустройство отвечало потребностям капиталистического развития страны, но на нем сказывалось влияние пережитков крепостничества; правительство и в данном случае допустило ряд важных отступлений от общих принципов буржуазных реформ. Для крестьян были созданы особые волостные суды, в которых сохранялись телесные наказания; по политическим процессам, даже при оправдательных судебных приговорах, применяли административные репрессии; политические дела рассматривались без участия присяжных заседателей и т. д. Вместе с тем должностные преступления чиновников объявлялись неподсудными общим судебным инстанциям. Суд в царской России продолжал оставаться зависимым от самодержавной власти.

Реформы 60-х годов коснулись также образования. Была создана сеть начальных народных училищ. Наряду с классическими гимназиями открывались реальные гимназии (училища), в которых главное внимание обращалось на преподавание математики и естественных наук. Устав 1863 г. для высших учебных заведений вводил частичную автономию университетов — выборность ректора и деканов и расширение прав профессорской корпорации. В 1869 г. в Москве были открыты первые в России Высшие женские курсы с общеобразовательной программой.

Несколько облегчено было положение печати. По уставу 1865 г. от предварительной цензуры освобождались книги объемом свыше 10 авторских листов, а по особому ходатайству также некоторые столичные периодические издания. За первое нарушение правил цензуры издатели получали «предостережение», при повторном нарушении издание приостанавливалось на шесть месяцев и при третьем запрещалось.

Все эти реформы в действительности носили весьма ограниченный характер. Как учебные заведения, так и печать по-прежнему продолжали находиться под постоянным надзором царских властей и церкви.

В 60-х годах были изменены некоторые порядки военной службы: сокращен срок службы, отменены телесные наказания, переработаны воинские уставы и т. д. Но завершение военных реформ относится только к 1874 г., когда была введена всеобщая воинская повинность. По новому положению принудительная отдача в рекруты помещиками (с 1861 г. — по решению сельских сходов) заменялась призывом в армию всех мужчин, достигших 20 лет. Срок военной службы сокращался до 6—7 лет с последующим увольнением в запас.

Осуществление новой системы организации вооруженных сил, применявшейся тогда в Пруссии и в других странах, оказалось возможным только с середины 70-х годов, когда была построена сеть железных дорог, допускавшая относительно быструю мобилизацию военнообязанных, находившихся в запасе.

Однако, провозгласив новый принцип комплектования армии, правительство узаконило особые льготы и привилегии для господствующих классов. В частности, командный состав в царской армии по-прежнему пополнялся в основном за счет дворянской молодежи, что вело к кастовой замкнутости офицерства и к приниженному положению солдатской массы.