Непосредственным поводом к Ливонской войне послужил срыв Ливонией соглашения о выплате «юрьевской дани». Фактически против России был направлен военный союз Ливонии с Литвой, заключённый в 1557 г. в нарушение обязательств, принятых на себя Ливонией по соглашениям с Русским государством 1503 г. и последующих лет. В январе 1558 г. началась Ливонская война. В ходе военных действий весной и летом 1558 г. была занята вся восточная часть Эстонии, включая Нарву и Тарту. Поход русских войск в начале 1559 г. закончился разгромом вооружённых сил рижского архиепископа и осадой Риги.

Первые успехи русского оружия вызвали оживлённые отклики в Западной Европе. Так, в августе 1558 г. французский протестант Юбер Ланге писал Кальвину о России, что «если суждено какой-либо державе в Европе расти, то именно этой».

Буквально накануне полного разгрома Ливонии правительство Адашева пошло на заключение перемирия с ливонскими феодалами (1559 г.). Адашев и близкие к нему представители феодальной аристократии (в том числе князь Курбский) были противниками войны в Прибалтике. Они стремились к приобретению южных земель, выдвигая идею войны против Крыма и Турции.

Воспользовавшись передышкой, ливонские феодалы в 1559 г. заключили с Сигизмундом II Августом договор, согласно которому король польский и великий князь литовский принял Орден (а вскоре и рижское архиепископство) под свой протекторат. В том же году епископ Курземе (Курляндии) и острова Сааремаа продал свои владения Дании.

Банк Тинькофф

Новая обстановка в Прибалтике осложнила положение Русского государства, против которого вместо одного Ордена выступили теперь Литва, Польша, Дания, а вскоре и Швеция.

Перемирие 1559 г. противоречило интересам Русского государства и явилось одной из непосредственных причин падения правительства Адашева. Сложившееся в обстановке обострения классовой борьбы в России, это правительство стремилось путём объединения сил всего класса феодалов добиться укрепления централизованного аппарата власти. К концу 50-х годов XVI в. оно уже выполнило эту основную свою задачу. Пойти на завершение борьбы с боярской оппозицией и на дальнейшее осуществление требований дворянства правительство компромисса не могло, раздираемое противоречиями между разнородными социальными элементами, из которых оно состояло. Разногласия по внешнеполитическим вопросам лишь ускорили падение Адашева.

После смерти в 1560 г. жены Ивана Грозного Анастасии Романовны Адашев и Сильвестр были обвинены в её отравлении. Сильвестр был заточён в далёкий Соловецкий монастырь, где он вскоре и умер. Адашев, находившийся под надзором в Юрьеве (Дерпте), умер накануне готовившейся расправы над ним. В 1561— 1562 гг. начались казни и опалы сторонников Адашева.