Крестьяне, приносящие оброк в монастырь. Миниатюра из Жития Сергия Радонежского. Конец XVI века.

Крестьяне, приносящие оброк в монастырь. Миниатюра из Жития Сергия Радонежского. Конец XVI века.

В результате перемен в экономической жизни (и прежде всего в связи с ростом внутреннего рынка) с конца XV и особенно с середины XVI в. у землевладельцев возрос интерес к земле, необходимой для расширения барского хозяйства. Поэтому в XVI веке происходил интенсивный процесс перераспределения земель между феодалами и крестьянами, сущность которого заключалась в захвате феодалами крестьянских земель.

Это перераспределение земельного фонда шло как внутри владений феодалов, так и вне их. В первом случае оно означало уменьшение крестьянских наделов и увеличение за их счёт барской пашни, во втором — захват «чёрных», т.е. государственных, земель частными землевладельцами.

Процесс сокращения размера крестьянской запашки протекал неодинаково в различных районах Русского государства. Наиболее резкое сокращение наблюдалось в центре государства, где оно достигло к концу XVI столетия по сравнению с серединой этого века 40%, и в Новгородско-Псковской области. Здесь крестьянская запашка сократилась с 8—10 четвертей до 2—3 четвертей на один крестьянский двор. В южных районах государства запашка тоже сократилась, но и теперь она продолжала оставаться значительно большей, чем в других районах государства, — 5—6 четвертей на один двор. Этот процесс не затронул Поморья, которое по-прежнему оставалось районом червосошных земель.

Туры в Таиланд - 728*90

В конце XV и в XVI в. происходили крупные изменения в соотношении различных форм феодального землевладения. Наряду с прежней формой феодальной собственности на землю — вотчинной — получала развитие другая форма — поместная. Ко второй половине XVI в. поместье стало самым распространённым видом землевладения.

В отличие от вотчины, т. е. полной и наследственной собственности, поместье являлось условным владением, которое нельзя было ни продавать, ни менять, ни передавать тем или иным образом в другие руки. Владение поместьем юридически носило личный характер, оно продолжалось лишь до смерти владельца или до прекращения им службы. Условные формы феодального землевладения были известны и ранее, но для поместной системы характерны массовое испомещение дворян и регламентация их службы. В таком виде поместная система, поглотившая все другие виды условных, держаний, могла сложиться только в условиях централизованного государства.

Мелкое и среднее землевладение в большей мере приспособилось к развивающимся товарно-денежным отношениям и оказалось экономически более жизнеспособным, чем крупное землевладение феодальной аристократии. Позднее, в XVII в., когда закладываются основы всероссийского рынка и земля вовлекается в товарный оборот, грани между поместным и вотчинным землевладением постепенно исчезают.

Развитие поместной системы привело к формированию нового слоя феодалов — поместного дворянства, являвшегося той социальной силой, которая поддерживала государственную власть в её борьбе с пережитками феодальной раздробленности. Осуществляя волю помещиков, государство санкционировало усиление крепостнического гнёта и беспощадно расправлялось со всеми попытками социального протеста порабощённого крестьянства.

Развитие поместного землевладения изменило распределение земли внутри господствующэго класса. Быстрое расширение площади поместного землевладения требовало наличия значительного земельного фонда. С конца XV в. дворцовых земель, из которых шло наделение дворян землёй, уже не хватало. Вопрос о земле приобретал всё большую остроту, ибо лучшие земли давно были захвачены боярами и монастырями. В этих условиях поместное землевладение неизбежно росло за счёт не только чёрной крестьянской земли, но и землевладения боярского и монастырского. Так в земельном вопросе столкнулись интересы различных групп господствующего класса.

Помехой для дальнейшего расширения поместного землевладения являлись земельные богатства церковных феодалов. В середине XVI в. церкви принадлежала одна треть всех населённых земель. У одного только Волоколамского монастыря было более 30 тыс. десятин пахотной земли. Церковные вотчины продолжали расти за счёт вкладов на «помин души», путём покупки земель и другими способами. Правительство дважды (в 1503 и 1550 гг.) пыталось провести секуляризацию церковных земель. Эти попытки натолкнулись на сильную оппозицию церкви и потерпели неудачу. Всё же в середине XVI в. было осуществлено некоторое сокращение источников роста церковного землевладения.

С уничтожением самостоятельных феодальных княжеств высший слой класса феодалов состоял из московского боярства, многочисленных потомков великих и удельных князей и их бояр и некоторого количества выходцев из Литвы, Золотой Орды и других стран. Родовитые княжата в конце XV в. составляли около половины всех боярских фамилий.

В конце XV — начале XVI в. произошли существенные изменения в положении этой части господствующего класса; их экономическое и политическое значение стало падать.

Бывшие удельные князья и их потомки, а также представители крупного боярства вели борьбу за сохранение своих прав и привилегий, являвшихся наследием порядков времён феодальной раздробленности. Постепенно феодальная аристократия превращалась в тормоз, задерживающий развитие страны.

Вместе с тем позиции боярства в экономической и политической жизни страны ещё были довольно сильны. В его руках находился огромный земельный фонд с многочисленным зависимым крестьянским населением. Боярские дворы с отрядами вооружённой челяди представляли серьёзную угрозу для великокняжеской власти.