Россия была сильно ослаблена длительной польско-шведской интервенцией и потеряла на западе большие и экономически важные территории. Особенно тяжела была потеря Смоленска и побережья Финского залива, как непосредственного выхода к Балтийскому морю. Возвращение этих исконных русских территорий, имевших громадное значение для всей хозяйственной жизни страны, оставалось непосредственной задачей внешней политики России в XVII в. Не менее важная задача состояла в борьбе за воссоединение украинских и белорусских земель в рамках единого Русского государства, а также в обороне южных границ от набегов крымцев и завоевательных походов турок.

Неудачный исход Смоленской воины осложнил международное положение России. Особенно тревожной была обстановка на южной окраине страны, которую постоянно опустошала грабительские набеги крымских татар. Только в первой половине XVII в. крымские татары, находившиеся в вассальной зависимости от Турции, увели в «полон» до 200 тыс. русских людей. Для защиты южных границ русское правительство в 30-х годах XVII в. приступило к ремонту и строительству новых оборонительных сооружений — так называемых засечных черт, состоявших из засек, рвов, валов и укрепленных городков, узкой цепью тянувшихся вдоль южных рубежей. Оборонительные линии затрудняли крымцам путь во внутренние уезды России, но их строительство стоило русскому народу огромных усилий.

Туры в Таиланд - 728*90

Две турецкие крепости стояли при устье крупнейших южных рек: Очаков — при впадении в море Днепра и Буга, Азов — при впадении Дона в Азовское море. И хотя в бассейне Дона не было турецких поселений, турки удерживали Азов как базу своих владений в Причерноморье и Приазовье.

Между тем в первой половине XVII в. русские поселения на Дону дотянулись почти до Азова. Донские казаки выросли в большую воинскую силу и обычно действовали в союзе с запорожцами против турецких войск и крымских татар. Нередко легкие казацкие суда, обманув турецкую стражу под Азовом, прорывались донскими рукавами в Азовское море. Отсюда казацкий флот направлялся к берегам Крыма и Малой Азии, делая набеги на крымские и турецкие города. Для турок были особенно памятны казацкие походы на Кафу (нынешняя Феодосия) и Синоп (в Малой Азии), когда эти крупнейшие причерноморские города подверглись разорению. Желая помешать казацкому флоту проникать в Азовское море, турецкое правительство держало в устье Дона военную эскадру, но казацкие морские струги с командой в 40— 50 человек все-таки успешно прорывались сквозь турецкие заслоны в Черное море.

В 1637 г., пользуясь внутренними и внешними затруднениями Османской империи, казаки подступили к Азову и взяли его после восьминедельной осады. Это был не внезапный набег, а настоящая регулярная осада с применением артиллерии и организацией земляных работ. По сообщению казаков, они «башни многие и стены ис пушек порозбивали. И окопались... около всего града, и подкоп подводили».

Потеря Азова была крайне чувствительна для Турции, которая, таким образом, лишалась своей важнейшей крепости в Приазовье. Однако главные турецкие силы были отвлечены войной с Ираном, и турецкая экспедиция против Азова могла состояться только в 1641 г. Турецкая армия, направленная для осады Азова, во много раз превышала казацкий гарнизон в городе, имела осадную артиллерию и была поддержана мощным флотом. Осажденные казаки бились ожесточенно. Они отразили 24 турецких приступа,нанесли туркам громадный урон и заставили их снять осаду. Тем не менее вопрос об Азове разрешен не был, ибо Турция не желала отказаться от этой важной крепости на берегу Дона. Так как одни казаки не могли оборонять Азов против подавляющих турецких сил, то перед русским правительством возник вопрос, надо ли вести войну за Азов или отказаться от него.

Для решения вопроса об Азове в Москве был созван в 1642 г. Земский собор. Выборные люди единогласно предлагали оставить Азов за Россией, но одновременно жаловались на свое тяжелое положение. Дворяне обвиняли приказных людей в вымогательствах при раздачах поместий и денег, посадские люди жаловались на тяжкие повинности и денежные платежи. В провинции ходили слухи о скорой «смуте» в Москве и всеобщем восстании против бояр. Положение внутри государства было настолько тревожным, что нельзя было и думать о новой тяжелой, длительной войне. Правительство отказалось от дальнейшей защиты Азова и предложило донским казакам оставить город. Казаки покинули крепость, разорив ее до основания. Оборона Азова долго воспевалась в народных песнях, в прозаических и поэтических повестях. Одна из таких повестей заканчивается словами, как бы подытоживающими героическую борьбу за Азов: «Была казакам слава вечная, а туркам укоризна вечная».