Первые сведения о пребывании Лжедмитрия I в Речи Посполитой относятся к 1601 г., когда он появился сначала в Киево-Печерском монастыре, а затем у киевского воеводы князя Константина Острожского. Претендентом на русский престол самозванец начал называть себя позднее, когда жил у влиятельного магната Адама Вишневецкого, владения которого находились вблизи от русской границы по левому берегу Днепра.

Здесь в 1603 г. Лжедмитрий I «открыл» своё «царское происхождение», присвоив имя сына Ивана IV царевича Дмитрия, погибшего в Угличе в 1591 г. Предполагают, что это был беглый монах Григорий Отрепьев. О «чудесном» спасении царевича Вишневецкий осенью 1603 г. уведомил польского короля Сигизмунда III.

Таким образом, авантюра Лжедмитрия I зародилась в кругу польского магнатства, заинтересованного в расширении своих владений за счёт территории Русского государства. В марте 1604 г. Лжедмитрий был принят королём в Кракове. Сигизмунд обещал Лжедмитрию тайную поддержку, помог ему деньгами и разрешил частным образом набрать войско из шляхтичей. Лжедмитрий согласился после захвата русского престола передать Речи Посполитой Смоленскую и Северскую области, помочь Сигизмунду III овладеть шведским престолом, способствовать распространению католичества в русских землях. В Кракове Лжедмитрий вступил в сношения с католической церковью, тайно перешёл в католицизм и отдался под покровительство папы.

Туры в Таиланд - 728*90

Таким образом, Речь Посполитая рассчитывала без «большой войны» реализовать планы Стефана Батория. Вокруг Лжедмитрия I в надежде на богатую добычу собралось до тысячи крупных и мелких авантюристов. Среди них был и разорившийся сандомирский воевода Юрий Мнишек, давший согласие на брак с Лжедмитрием I своей дочери Марины.

В конце октября 1604 г. отряды Лжедмитрия вступили в пределы Русского государства в районе Северской Украины и начали поход на Москву, явившийся началом вооружённой интервенции Речи Посполитой. Главными организаторами вторжения в Россию были польско-литовские магнаты, получившие поддержку короля, папского нунция и иезуитов.

Появление самозванца совпало с моментом крайнего ослабления правительства Годунова, продолжавшего политику Ивана IV в отношении боярства и тем вызвавшего ненависть бояр к неродовитому царю. Заговор против Русского государства, организованный в Речи Посполитой, смыкался с боярским заговором в Москве против Годунова. Часть бояр и дворян открыто перешла на сторону самозванца.

В то же время в стране развёртывалась мощная антифеодальная борьба крестьян. Крепостное крестьянство и городская беднота наивно полагали, что найдут в Лжедмитрии «хорошего царя», лучшего, — нежели Борис, и это обеспечило Лжедмитрию их временную поддержку. Проводимые правительством жестокие репрессии в отношении сторонников Лжедмитрия I не могли укрепить положения Бориса Годунова и только лишь накаляли атмосферу.

Путь наступления Лжедмитрия на Москву проходил по юго-западным окраинам Русского государства, где население уже поднялось против Бориса Годунова. Поэтому войско Лжедмитрия быстро росло и стремительно продвигалось вперёд. Царские воеводы в ряде случаев оказывались не в состоянии вступать в борьбу и без боя сдавали города. Отдельные воеводы, недовольные правлением Годунова, прямо переходили на сторону Лжедмитрия. В течение двух недель Лжедмитрия I «признали» Путивль, Рыльск, Севск, Курск, Кромы и ряд других городов. В обширной Комарицкой волости, расположенной между городами Севском и Кромами, вспыхнуло большое крестьянское восстание против правительства Годунова.

Первое серьёзное сопротивление Лжедмитрий встретил лишь под Новгородом-Северским. В январе 1605 г. под Добрыничами он потерпел поражение. Однако этот военный успех не улучшил положения царя Бориса. Восстание продолжало расти, охватывая всё новые территории. Оно было использовано самозванцем. Вскоре на сторону Лжедмитрия перешли Рязань, Тула, Алексин, Кашира.

В апреле 1605 г. Борис Годунов умер. Его смерть ускорила развёртывание событий. В начале мая остатки царских войск, стоявших под Кромами, перешли на сторону Лжедмитрия, путь к Москве был открыт. В обстановке развернувшихся антифеодальных выступлений народных низов Москвы, использованных боярами, с Годуновыми было покончено. Возведённый на престол после смерти Бориса его сын Фёдор был убит.

20 июня 1605 г. Лжедмитрий во главе польского отряда вошёл в столицу, а через месяц венчался на царство.

Стараясь найти поддержку у московской аристократии, Лжедмитрий возвратил из ссылки бояр, пострадавших при Борисе Годунове. Однако опереться на боярство Лжедмитрию не удалось. Он стал не нужен княжатам и боярам, как только династия Годуновых была уничтожена. Наибольшие усилия Лжедмитрия были направлены на привлечение на свою сторону средних и мелких землевладельцев-дворян. Дворянам, находившимся на военной службе, были повышены денежные оклады, им усиленно раздавались земли. Крестьяне, бежавшие в голодные годы, были закреплены за помещиками, на землях которых они осели. Закон 7 января 1606 г. закрепил положение кабальных холопов, определённое законом 1597 г. Закон 1 февраля 1606 г. сохранил пятилетний срок сыска беглых крестьян.

Все эти мероприятия носили ярко выраженный крепостнический характер и по сути дела представляли собой продолжение политики, отчётливо наметившейся в предыдущие годы. Поэтому борьба городских низов и крепостного крестьянства, сначала направленная против Бориса Годунова, обратилась против Лжедмитрия. Крепостническое законодательство 1606 г. отражало прежде всего интересы дворянства и не удовлетворяло бояр. Бояре, расправившиеся с помощью самозванца с Годуновым, искали теперь удобного случая для устранения самого Лжедмитрия. Русское духовенство было также настроено против Лжедмитрия, который обложил крупные монастыри большими денежными поборами и отобрал у некоторых из них часть земель. Антинациональная политика Лжедмитрия I, стремившегося в ущерб интересам страны вознаградить за оказанную помощь польское магнатство и католическую церковь, вызывала резкое недовольство всех слоёв населения.

Главная же опасность грозила Лжедмитрию со стороны обманутых им народных масс, недовольство которых стремилась использовать феодальная знать.

Развязка была ускорена поведением самого Лжедмитрия и прибывших вместе с ним польских авантюристов, которые вели себя в Москве, как в завоёванном городе, позволяли себе всякого рода насилия.

2 мая 1606 г. в Москву прибыла из Польши невеста Лжедмитрия I Марина Мнишек в сопровождении 2 тыс. вооружённых шляхтичей. 8 мая состоялось бракосочетание. Во время празднества наехавшие в Москву польские паны и солдаты бесчинствовали и грабили жителей. Разнузданное поведение шляхты в русской столице ускорило взрыв народного восстания