Магнатско-шляхетское правительство Речи Посполитой внимательно следило за положением в Русском государстве, надеясь не только снова захватить Смоленск и Чернигово-Северекую землю, но и подчинить себе русский народ. Папство также ожидало благоприятного момента для введения на Руси католицизма.

Польские правящие круги были недовольны результатами Ливонской войны. Большая и весьма влиятельная часть господствующего класса Речи Посполитой стремилась пересмотреть условия перемирия, заключённого в Запольском Яме.

Стефан Баторий почти непосредственно после заключения перемирия начал разрабатывать авантюристический проект завоевания России. Смерть Ивана IV в 1584 г. и воцарение слабрумного Фёдора, казалось, создавали благоприятные условия для осуществления этого плана. Его реализации помешали смерть самого Стефана Батория в 1586 г. и наступившее бескоролевье.

В борьбе за престол победила группа, поддерживавшая кандидатуру шведского принца. Последний в 1587 г. стал королём Польши под именем Сигизмунда III. В Польше предполагали благодаря этому присоединить всё балтийское побережье вместе с Эстонией и получить помощь Швеции в борьбе против России. Не надеясь на овладение всем Русским государством, магнатско-шляхётские круги полагали всё же, что Сигизмунд захватит хотя бы Псков и Смоленск, закроет с помощью шведского флота путь через Белое море и добьётся таким образом блокады России. При этом польские магнаты рассчитывали на обострение русско-шведских отношений, особенно после Тявзинского мира 1595 г., позволившего Русскому государству ликвидировать наиболее тяжёлые последствия Ливонской войны и вернуть выход к Балтийскому морю.

Туры в Таиланд - 728*90

Однако эти расчёты не оправдались. Швеция была не в состоянии начать войну с Россией, так как борьба между Швецией и Речью Посполитой за берега Балтийского моря, осложнявшаяся борьбой Сигизмунда III за шведский престол, значительно ослабляла её силы. Швеция даже искала в Москве союзника для совместной борьбы против Речи Посполитой, усиление которой не отвечала интересам ни Швеции, ни России.

Всё это заставило Польшу временно отказаться от реализации планов Стефана Батория в отношении Русского государства. Магнатско-шляхетское правительство Речи Посполитой переходит теперь к другим методам, осуществления своих планов. В 1600 г. Сигизмунд III отправил в Москву посольство во главе с Львом Сапегой, предложив Борису Годунову заключить «вечный мир» и тесный союз между обоими государствами, условия которого отражали интересы польских феодалов. Польша претендовала на передачу ей Смоленска, Чернигово-Северской земли и установление политической унии между обоими государствами, которая ограничивала бы самостоятельность России.

Русское правительство отклонило этот проект и пошло лишь на заключение 20-летнего перемирия на прежних условиях. Новое перемирие было фактически нарушено польско-литовским правительством через 3 года после его заключения.

Неустойчивость положения Бориса Годунова, вызванная борьбой в правительственных кругах, дала польско-литовским магнатам возможность возобновить попытки подчинения Русского государства. Не решаясь на открытую войну, Речь Посполитая пытается прибегнуть к другим способам захвата русских земель. Одним из этих способов было выдвижение авантюриста Лжедмитрия I.