Задача ликвидации последствий польской интервенции в России не могла быть разрешена русским правительством: вне связи с нараставшим тогда в Европе конфликтом. Готовясь к борьбе с Польшей — восточным форпостом испано-габсбургского лагеря католической реакции, Россия выступала как крупная сила;, на востоке Европы, с которой не могли не считаться другие державы обеих европейских группировок.

Политика русского правительства в годы, предшествовавшие Тридцатилетней войне, определялась заинтересованностью России в победе антигабсбургской группировки. Победа испано-габсбургского лагеря побудила бы шляхетскую Польшу на новые агрессивные действия, создавая непосредственную угрозу русским землям: со стороны объединённых испано-австро-польских сил.

Поэтому, наряду с мотивами внутреннего порядка, вынудившими русское правительство пойти на тяжёлые условия Столбовского мира с Швецией, немалую роль играли здесь и соображения внешней политики, необходимость готовиться к борьбе с Польшей.

Неудачный для Польши поход на Москву 1617—1618 гг. сковывал силы Польши и ослаблял её позиции на северо-востоке в войне со Швецией.