Ф.А. Головин. Гравюра Шенка.

Ф.А. Головин. Гравюра Шенка.

Крепостническое землевладение, как и в допетровское время, продолжало расширяться за счет царских пожалований. Только с 1682 по 1710 г. были розданы из дворцового фонда 273 волости с более чем 43 тыс. крестьянских дворов. Огромные пожалования получили виднейшие сотрудники Петра I—А. Д. Меншиков, адмирал Ф. А. Головин и другие вельможи. Фельдмаршал Б. П. Шереметев «за многие верные службы» получил в награду от царя дворцовую Юхотскую волость (Ростовский уезд). Крупные земельные владения достались дворянам-иммигрантам из Грузии, Кабарды, Молдавии.

Одновременно с ростом дворянского землевладения в центральных районах страны продолжалось проникновение крепостнических порядков на Юг и Юго-Восток. Дворяне получали земли в Белгородской и Воронежской провинциях, границы которых передвинулись дальше на юг. Опираясь на поддержку правительства, проводившего колонизаторскую политику по отношению к народам Поволжья, русские помещики сами захватывали земли местной феодальной знати, главным образом татарской. Крепостническое землевладение расширялось и на Украине. Гетман И. С. Мазепа выдал казацкой старшине свыше тысячи универсалов (грамот) на имения, причем сам захватил около 20 тыс. дворов. К 1729—1730 гг. около двух третей крестьянских дворов на Украине, оказалось в феодальной зависимости от светских и духовных землевладельцев.

Туры в Таиланд - 728*90

В сельском хозяйстве оставалась та же рутинная техника (преобладание трехполья, деревянная соха); урожаи были такими же низкими, как и в предшествующее время. Наиболее существенный сдвиг состоял в расширении посевов технических культур и развитии овцеводства. Оба процесса находились в тесной связи со строительством новых промышленных предприятий и повышением спроса на сырье для них.

Развитие товарно-денежных отношений расширяло связи помещичьего и крестьянского хозяйства с рынком и влияло на их организацию. Отсюда дальнейший рост двух тенденций, выражавших приспособление крепостного хозяйства к этим отношениям: в нечерноземных районах, где почва была малоплодородной, повышалось значение оброчных повинностей, натуральных и денежных, на Юге росла барская запашка, преобладала барщинная повинность крестьян. Но в большинстве случаев помещик, как и в XVII в., сочетал барскую запашку с взиманием оброчных повинностей. Например, в имении князя М. П. Гагарина в Коломенском уезде крестьяне поставляли ежегодно с каждого тягла по барану, поросенку, полпуда свинины, гуся, утку, четыре курицы и 50 яиц. «Да сверх того они пашню пашут, и сена косят, и всякую работу помещицкую работают, и в Москву подводы под запас бывали»

Наиболее распространенной была трехдневная барщина, однако многие помещики посылали крестьян на барщину и чаще. Известный публицист этого времени И. Т. Посошков отмечал, что «есть такие безчеловечные дворяне, что в работную пору не дают крестьянам своим единого дня... многие дворяне, — продолжал он, — говорят: «крестьянину де не давай обрости, но стриги ево яко овцу до гола»».

На положении крестьян тяжело отражался рост государственных повинностей, в особенности рекрутской, а также многочисленных прямых и косвенных налогов. Государство ежегодно привлекало население к разным строительным работам. Десятки тысяч крестьян, согнанных со всех концов страны, строили флот в Воронеже, Таганроге, Азове, Петербурге, Казани, рыли каналы, воздвигали крепости и города. По сравнению с XVII в. возросли постойная (квартирная) и подводная повинности: крестьяне обязаны были обеспечивать на время постоев воинские команды продовольствием, а лошадей фуражом. Находившиеся на постое войска чинили крестьянам «многое разорение, убытки и обиды». В целях увеличения доходов правительство вводило новые виды сборов. По совету изобретательных прибыльщиков (так назывались многочисленные в ту эпоху авторы проектов об увеличении доходов казны) были обложены налогами домашние бани, мельницы, введена гербовая бумага. Особый налог платили желающие сохранить бороду вопреки царскому приказу.

Крупный доход казне принесла денежная реформа, сопровождавшаяся уменьшением количества серебра в монете. Только за три года (1701—1703), в течение которых наиболее интенсивно проводилась чеканка новой монеты, казна получила чистой прибыли свыше 2,8 млн. рублей. Одновременно в результате монетной операции курс рубля снизился почти вдвое, соответственно этому поднялись цены на товары.

И тем не менее уже на третьем году войны со Швецией расходы значительно превысили текущие доходы. В поисках источников увеличения государственных доходов правительство в 1710 г. провело подворную перепись. Но вопреки ожиданиям перепись обнаружила уменьшение количества крестьянских и посадских дворов по сравнению с итоговыми данными последней переписи 1678 г. «Пустота» объяснялась массовым бегством крестьян из центральных уездов на окраины. Вместе с тем многие помещики, чтобы уменьшить налоговое обложение и увеличить собственные доходы, объединяли несколько крестьянских дворов в один двор.

Тогда было решено перейти от подворного обложения к подушному. С этой целью в 1718 г. началась перепись населения (мужского), итоги которой, однако, также не удовлетворили правительство, так как помещики подавали заниженные сведения о количестве имевшихся у них крепостных. Для уточнения численности податного населения перепись была проведена заново, в связи с чем и получила название «ревизии». На основании ее данных население в России можно исчислить примерно в 14 млн. чел. Основным прямым налогом стала подушная подать в размере 70 копеек с каждой «крестьянской души» мужского пола.

Значение первой ревизии не ограничивалось интересами фиска. Она имела, кроме того, и большое социальное значение, так как с ее проведением увеличилось число крепостных. Если раньше кабальные холопы получали свободу после смерти своего господина, то во время проведения первой ревизии их приравняли к крепостным и наравне с ними обязали платить подушную подать. Таким образом, кабальные холопы слились с массой закрепощенного крестьянства и превратились в наследственную собственность помещика. Возросла также феодальная эксплуатация так называемых государственных крестьян. К ним по ревизии были отнесены черносошные крестьяне северных районов и пашенные крестьяне Сибири, народы Среднего Поволжья и однодворцы (всего свыше 1 млн. душ мужского пола). Помимо подушной подати они платили дополнительный оброк в 40 копеек с мужской души.

Вместе с тем в деревне росло экономическое влияние более зажиточных («прожиточных» и «семьянистых») хозяйств. Деревенские богатеи заводили торги и промыслы, выполняли наряду с купцами подряды на строительные работы и по снабжению армии продовольствием и фуражом. Стоимость таких подрядов нередко оценивалась в десятки тысяч рублей. Часть торгующих крестьян и подрядчиков пополняла ряды купечества, переходила в города и вкладывала средства в промышленность.