Ткацкий станок и пресс. Деталь фабричной марки Большой Ярославской мануфактуры. Середина XVIII века.

Ткацкий станок и пресс. Деталь фабричной марки Большой Ярославской мануфактуры. Середина XVIII века.

Во второй четверти XVIII в. происходил дальнейший рост промышленности и торговли. В особенности показательно развитие русской металлургии: выплавка чугуна в 1750 г. составляла 2 млн. пудов, увеличившись за четверть века в 2,5 раза. Экспорт железа за границу в том же году достиг рекордной цифры в 1,2 млн. пудов. Медеплавильные заводы полностью удовлетворяли потребности страны, и медь также стала предметом экспорта. Для металлургической промышленности второй четверти XVIII в. характерно дальнейшее увеличение удельного веса частного капитала, были построены десятки новых частных заводов на Урале и в других частях империи. В 1750 г. в стране действовало около 100 чугунолитейных, железоделательных и медеплавильных предприятий.

За вторую четверть века значительно увеличилось также количество мануфактур в легкой промышленности. К 1753 г. их насчитывалось 153, в том числе 10 суконных, 29 шелковых и 51 полотняная. Уже в середине 30-х годов XVIII в. правительство отметило, что «многие мануфактуры и фабрики» в России в состоянии удовлетворять спрос без ввоза иностранных товаров.

Туры в Таиланд - 728*90

В первой четверти XVIII в. крупные предприятия легкой промышленности размещались главным образом в Москве. В последующее время большое количество суконных, полотняных, стекольных и прочих мануфактур было построено на периферии — ближе к источникам сырья.

Дворянин-предприниматель редко встречался среди промышленников первых десятилетий XVIII в., обычно ими были купцы. В середине XVIII в. началось строительство мануфактур дворянами, первоначально — в легкой промышленности. В 1749—1751 гг. дворяне построили 13 полотняных мануфактур, обслуживавшихся трудом крепостных крестьян.

На мануфактурах к середине XVIII в. было занято около 50 тыс. крепостных и наемных работных и мастеровых людей, в 2,5 раза больше, чем в 1725 г. Кроме того, на металлургических заводах работало около 100 тыс. приписных и купленных крепостных крестьян.

Русское правительство и после смерти Петра I продолжало проводить политику меркантилизма. Промышленники и крупные купцы продолжали получать казенные ссуды и привилегии. Обеспечение крупных предприятий рабочей силой во второй четверти XVIII в. осуществлялось такими же способами, как и во время Петра I: путем вольного найма и использования принудительного труда.

Однако удельный вес принудительного труда значительно повысился. В 1736 г. был издан указ, которым за крупными предприятиями «навечно» закреплялись все занятые на производстве рабочие и их семьи. Кроме того, в 30— 40-х годах XVIII в. широкое распространение получила приписка государственных крестьян к частным заводам.

Расширение привилегий дворянства во второй четверти XVIII в. отразилось и на торгово-промышленной политике правительства. Высокие оградительные пошлины были выгодны промышленникам, но ущемляли интересы дворянства, являвшегося основным потребителем импортных товаров. Новый тариф (1731 г.) не носил столь ярко выраженного покровительствен-
ного характера, самая высокая пошлина составляла 20% цены товара.

Снижение ввозных пошлин способствовало росту внешнеторгового оборота. В 1749 г. было вывезено за границу русских товаров на 6,9 млн. рублей, а привоз из-за границы составил 5,7 млн. рублей. Таким образом, торговый баланс оставался активным, но превышение вывоза над ввозом заметно уменьшилось.

В 30-х годах XVIII в. была проведена реорганизация учреждений, ведавших торгово-промышленным населением. После упразднения — в 1727 г. Главного магистрата городовые магистраты стали подчиняться воеводам. В начале 30-х годов Берг-коллегия и Мануфактур-коллегия были слиты с Коммерц-коллегией под тем предлогом, что «одно дело в разных руках обретается».

Перечисленные меры свидетельствуют о том, что торгово-промышленная политика в большей мере, чем в предшествующее время, была подчинена интересам дворянства.

Таким образом, в первой половине XVIII в. в России была создана крупная промышленность, выросла внутренняя и внешняя торговля. Все это достигалось в России, как и в странах Западной Европы, жестокими и принудительными мерами, характерными для эпохи первоначального накопления. Но процесс первоначального накопления проходил в России в условиях господства феодально-крепостнических отношений. Методы феодально-крепостнической эксплуатации были распространены и на крупную промышленность. Наемные рабочие на крупных мануфактурах были превращены в крепостных. В течение всей первой половины XVIII в. число крепостных и приписных крестьян, работавших на мануфактурах, продолжало увеличиваться. Налоговый гнет в первой половине XVIII в. давил на трудовые массы с гораздо большей силой по сравнению с концом XVII в., разоряя крестьян и посадских людей. Налоговая система позволяла казне предоставлять купцам и промышленникам крупные ссуды, передавать им сооружаемые на государственные средства промышленные предприятия и т. п.

Одновременно с применением принудительного труда на мануфактурах в России возникло немало предприятий капиталистического типа, основанных на труде наемных рабочих. Эти предприятия успешно конкурировали с привилегированными дворянскими и посессионными мануфактурами, подготовляя почву для развития в стране капиталистического уклада.