Договоры о ненападении и нейтралитете, подобные советско-германскому, были введены в международную практику по инициативе советской дипломатии. Они соответствовали основному принципу внешней политики Советского государства — принципу мирного сосуществования и служили средством обеспечения безопасности советских границ, установления дружественных отношений со всеми, в особенности с соседними, странами. При помощи этих договоров советская дипломатия боролась с попытками империалистических держав создать единый фронт против СССР и организовать новую антисоветскую интервенцию.

В течение 1925—1927 гг. Советский Союз заключил несколько таких договоров. Они назывались по-разному, но в основном имели одинаковое содержание: договаривающиеся стороны взаимно обязывались воздерживаться от всякого нападения друг на друга, а в случае нападения на одну из них какой-либо третьей державы — соблюдать нейтралитет. Первый из серии этих договоров был заключен Советским Союзом 17 декабря 1925 г. с Турцией. За ним последовали договоры с Германией от 24 апреля 1926 г., Афганистаном — от 31 августа 1926 г., Литвой — от 28 сентября 1926 г., Латвией — от 9 марта 1927 г., Ираном — от 1 октября 1927 г.

Советское правительство хотело подписать договоры о ненападении и нейтралитете также с Польшей, Финляндией и Эстонией. Соответствующие предложения были сделаны этим государствам в 1926 г. Однако Финляндия и Эстония затянули переговоры (они завершились лишь в 1932 г.), а Польша ответила отказом. Польские буржуазно-помещичьи круги в то время предпринимали попытки сколотить под своим руководством антисоветский блок прибалтийских стран. Мирная инициатива Советского правительства расстроила эти планы.