Этапы развития советской литературы

Этапы развития советской литературы

История советской культуры неразрывно связана с развитием советского общественного строя, с жизнью страны, с политикой Коммунистической партии, постоянно и глубоко влиявшей на мировоззрение художественной интеллигенции. По отношению к прошлому советская культура представляет собою совершенно новое явление. Новыми оказались не только ее социалистическое содержание и многонациональный характер, но также формы творчества, художественные средства и приемы выражения, видоизменяющиеся художественные стили.

За два десятилетия, истекшие со времени Великой Октябрьской социалистической революции и до кануна второй мировой войны, литература и искусство в Советской стране прошли большой и сложный путь. Преодолевая немалые трудности и препятствия, советские мастера культуры добились значительных успехов. Эти достижения оказали огромное влияние на формирование прогрессивных течений в искусстве капиталистического мира.

Этапы развития советской литературы, ее направление и характер обусловила общеисторическая обстановка, сложившаяся в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции.Перед художниками слова тогда стоял основной вопрос, который требовал немедленного ответа: с кем, на чьей стороне быть в этой гигантской схватке современности — с поднявшимся на борьбу народом или против него? А если с народом, то как создать такое искусство, которое помогало бы ему в этой борьбе?

Туры в Таиланд - 728*90

На стороне победившего пролетариата выступили уже завоевавшие себе имя и признание представители передовой демократической культуры, и в их числе такой виднейший художник слова, как Максим Горький. Волнующим темам современности посвятил свои последние сборники стихов глава русского символизма В. Брюсов: «Последние мечты» (1920 г.), «В такие дни» (1921 г.), «Миг» (1922 г.), «Дали» (1922 г.), «Меа» («Спеши», 1924 г.). Захваченный грандиозной картиной крушения старого мира, крупнейший поэт XX века А. Блок в поэме «Двенадцать» (1918 г.) запечатлел «державный шаг» революции. Неутомимо пропагандировал новый строй один из зачинателей советской литературы — Демьян Бедный, автор агитационной стихотворной повести «Про землю, про волю, про рабочую долю».

Новая Москва. Ю. И. Пименов 1937 года.

Новая Москва. Ю. И. Пименов 1937 года.

Видной литературной группой, пришедшей из «старого мира» и заявившей устами своих вождей о полном принятии революции, был футуризм (Н. Асеев, Д. Бурлюк, В. Каменский, В. Маяковский, В. Хлебников), трибуной которого в 1918—1919 гг. стала газета Народного комиссариата просвещения «Искусство коммуны». Но футуризму было свойственно отрицательное отношение к классическому наследию прошлого, попытки с помощью формалистических экспериментов передать «звучаль» революции, абстрактный космизм. В молодой советской литературе были и другие литературные группировки, требовавшие отказа от любого наследия прошлого; у каждой из них имелась своя, порой резко противоречащая другим программа такого исключительно современного искусства. Шумно заявили о себе имажинисты, основавшие свою группу в 1919 г. (В. Шершеневич, А. Мариенгоф, С. Есенин, Р. Ивнев и другие) и провозгласившие основой всего самоцельный художественный образ.

В Москве и Петрограде возникли многочисленные литературные кафе, где читали стихи и спорили о будущем литературы: кафе «Стойло Пегаса», «Красный петух», «Домино». На какое-то время печатное слово было заслонено словом устным.

Октябрь вызвал невиданную доселе творческую самодеятельность самих масс. В годы гражданской войны на городских площадях и улицах устраивались агитационные инсценировки и празднества, в которых принимало участие по нескольку тысяч человек. Стремление рабочего класса к культуре, знаниям, творчеству породило массовую организацию — Пролеткульт; ее первой Всероссийской конференции (1918 г.) направил приветствие В. И. Ленин. Заслуга этой организации, объединившей творческие силы рабочего класса, была в том, что она сделала первую серьезную попытку приобщить к культурному строительству самые широкие массы. Однако руководители Пролеткульта (А. Богданов, П. Лебедев-Полянский, Ф. Калинин, А. Гастев) вульгарно трактовали классовый характер искусства; как и футуристы, они неверно относились к наследию прошлого. В 1920 г. в письме Центрального Комитета Коммунистической партии «О пролеткультах» были вскрыты их философские и эстетические ошибки. В том же году из московского Пролеткульта вышла группа писателей, основавшая литературную группу «Кузница» (В. Александровский, В. Казин, М. Герасимов, С. Родов, Н. Ляшко, Ф. Гладков, В. Бахметьев и другие). В их творчестве романтически отвлеченно воспевались мировая революция, вселенская любовь, механизированный коллективизм, завод и т. д.

В развитии советской литературы участвовали, таким образом, писатели различных направлений, возрастов, художественных вкусов и манер — от признанных классиков до новичков, только что научившихся грамоте, но обладавших незаурядным талантом и огромным запасом жизненных впечатлений. Создавалось сложное и богатое целое, в котором постепенно прокладывало себе дорогу новаторское искусство революционной эпохи.

Однако эти пестрота и многоликость имели свою отрицательную сторону. Многие группировки, претендуя на единственно правильное освещение новых людей и общественных отношений, обвиняли друг друга в отсталости, непонимании «современных задач», даже в намеренном искажении жизненной правды. Особенно нарушало нормальную творческую обстановку нетерпимое отношение «Кузницы», объединения «Октябрь» и литераторов, сотрудничавших в журнале «На посту», к так называемым попутчикам, в которые зачислялось большинство советских писателей (включая и Горького). Под влиянием таких настроений Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП), созданная в январе 1925 г., стала требовать незамедлительного «признания «принципа гегемонии пролетарской литературы». Резолюция Центрального Комитета Коммунистической партии от 18 июня 1925 г. «О политике партии в области художественной литературы» решительно осудила эту линию. Забота партии о дальнейшем развитии литературы проявилась также в призыве тактично и бережно относиться к писателям-«попутчикам».

Политика партии в области литературы была нацелена на то, чтобы создать атмосферу творческого соревнования всех советских писателей. Советская литература сделала в это время уже большие успехи, которые подготовили почву для консолидации творческих сил.

Важнейшим партийным документом, который подвел итоги этого процесса и открыл новый этап в развитии советской литературы, было постановление Центрального Комитета Коммунистической партии от 23 апреля 1932 г. Оно помогло ликвидировать групповщину, замкнутые писательские организации и создать вместо РАППа, допускавшего в своей деятельности серьезные идейно-политические ошибки, единый Союз советских писателей. I Всесоюзный съезд советских писателей (август 1934 г.) провозгласил идейное и методологическое единство советской литературы. Съезд определил социалистический реализм как «правдивое, исторически конкретное изображение действительности в ее революционном развитии», ставящее своей целью «идейную переделку и воспитание трудящихся в духе социализма».

Советская литература развивалась на основе коммунистической партийности, идею которой В. И. Ленин выдвинул еще в 1905 г. в своей статье «Партийная организация и партийная литература», подчеркнув, что «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Партийность писателя — неизбежное следствие классовости его мировоззрения, ибо классовость — единственно возможная форма его участия в духовной жизни общества, отражающей социальную борьбу. Советские писатели не только признают объективное существование партийности литературы, но сознательно борются за торжество коммунистических идеалов. Партийность советской литературы — глубоко органическая, творчески необходимая, внутренне закономерная ее черта, которая поднимает на новую ступень сам творческий процесс.

За 1917—1939 годы советская литература пережила ряд качественных изменений. Постепенно появляются новые темы, жанры, возрастает роль публицистики и произведений, посвященных важнейшим событиям истории. Внимание писателей все более занимает человек, увлеченный большой целью, работающий в коллективе, видящий в жизни этого коллектива частицу всей своей страны и необходимую, основную сферу приложения своих личных способностей, сферу своего развития как личности. Детальное изучение связей личности и коллектива, новой морали, проникающей во все области бытия, становится существенной чертой советской литературы этих лет. Огромное влияние на советскую литературу оказал общий подъем, который охватил страну в годы индустриализации, коллективизации и первых пятилеток. На этом этапе советская литература окончательно сложилась в единый комплекс.