Карикатура на выборы в III Государственную думу

Карикатура на выборы в III Государственную думу

Избранная в обстановке полицейского террора третья Государственная дума в отличие от первых двух просуществовала установленный срок (1908—1912 гг.). 147 мест из 1442 заняли в ней правые — крепостники-помещики, царские чиновники, наиболее реакционные представители духовенства. Свыше 150 мест имели октябристы. Открытая контрреволюционность, монархизм и шовинизм, преобладание в рядах октябристов помещичьего элемента над капиталистическим объединяли их с правыми. Голосами этого большинства безотказно проходили в Думе самые реакционные законы. Но и псевдоконституционная фразеология, к которой прибегали А. И. Гучков и другие лидеры октябристов, также отвечала замыслам Столыпина, пытавшегося создать в Думе устойчивый и послушный правительству «центр», который демонстрировал бы видимость парламентской деятельности, сглаживал крайности черносотенцев и вел за собой либеральную оппозицию.

Кадеты, получившие вместе с близкими к ним группами около 100 мест, превратились в политический придаток октябристов; вместе с ними они составляли второе помещичье-буржуазное большинство Думы, в котором господствовали октябристы. Сдвиг кадетов вправе был закономерным результатом третьеиюньского переворота и собственной эволюции кадетской партии, окончательно сложившейся как партия контрреволюционного буржуазно-монархического либерализма.

Туры в Таиланд - 728*90

В 1909 г. группой кадетских публицистов во главе со Струве был выпущен сборник «Вехи», самое название которого стало нарицательным. Полный разрыв с демократическими традициями русского освободительного движения, поворот в сторону реакции, лакейство перед самодержавием — таково было новое слово буржуазных либералов, публично благословлявших на страницах «Вех» царские штыки и тюрьмы как единственное спасение от «ярости народной».

Правда, кадетам приходилось оглядываться на то, что делается в стране, считаться с революционными настроениями масс. Поэтому речи кадетских ораторов в Думе были полны призывами, адресованными к верхам: действовать осторожно, с соблюдением «законности», ибо грубые расправы грозят новыми потрясениями. Боясь растерять остатки влияния на мелкобуржуазных избирателей, кадеты время от времени выступали с публичным осуждением наиболее вопиющих злодеяний столыпинской администрации. Но не оппозиционные жесты, а несравненно более реальные действия — голосование за царский бюджет и совместная работа с октябристами и правыми в думских комиссиях определяли тактику либералов. Именно кадеты взяли на себя поддержку репутации царизма в буржуазном общественном мнении Европы. Летом 1909 г. произошли почти одновременно поездка Николая II за границу и визит русской «парламентской» делегации в Англию. В то время как французские, итальянские и английские рабочие готовились встретить царя-убийцу демонстрациями и забастовками, Милюков произнес на завтраке у лорд-мэра Лондона речь, в которой назвал либеральную оппозицию в Думе «оппозицией его величества, а не его величеству». Вся правая печать России приветствовала это верноподданническое заявление лидера кадетов.

Единство черносотенных помещиков и буржуазии в борьбе с народом не исключало противоречий между ними. Буржуазия добивалась расширения своих позиций в местных и центральных органах управления, пыталась ограничить влияние придворной камарильи на государственные дела, взять под свой контроль финансы, реформу армии. Однако октябристско-кадетское большинство оказалось бессильным осуществить даже самые мизерные политические реформы.

Подлинными хозяевами Думы оставались правые, в руках которых было достаточно средств, чтобы похоронить любой неугодный им законопроект. Над Думой стояла вторая палата — Государственный совет, без согласия которого ни один законопроект не получал силы. Правительство лишь прикрывалось Думой, используя конфликты между помещиками и буржуазией для сохранения фактически неограниченной власти царя