Начало революции показало с особой остротой необходимость сплочения социал-демократических организаций и вооружения их марксистской тактикой. Осуществление этой задачи осложнялось тем, что вскоре после II съезда меньшевикам удалось захватить большинство в центральных органах партии — в Центральном комитете и в редакции газеты «Искра». На сторону оппортунистов перешел Плеханов, отступивший от правильных позиций, которые он занимал на съезде. Большевики с декабря 1904 г. стали издавать в Женеве свой орган «Вперед» и развернули подготовку к новому съезду партии.

III съезд РСДРП состоялся в апреле 1905 г. в Лондоне. На нем было представлено подавляющее большинство местных партийных организаций, которые поддержали большевиков.

Съезд определил политику и тактику партии в развернувшейся революции. В основе их лежала идея гегемонии пролетариата. Обобщая боевой опыт трудящихся России, съезд указал на особую роль политических стачек как важнейшего средства втягивания масс в борьбу и доведения ее до всенародного вооруженного восстания. Наряду с неустанной пропагандой идеи восстания партийные организации должны были принять самые энергичные меры и к его непосредственной военно-технической подготовке. Цель восстания — свержение царизма и создание временного революционного правительства, которое явится органом революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

Банк Тинькофф

III съезд партии принял решение «О поддержке крестьянского движения», в котором призвал крестьян к отказу от подчинения царским властям и к организации революционных крестьянских комитетов для проведения демократических преобразований в деревне — вплоть до конфискации земель помещиков, государства, церкви, монастырей и так называемых удельных земель (принадлежавших дому Романовых).

Тактические лозунги съезда были направлены на то, чтобы сломить до конца сопротивление самодержавия и парализовать неустойчивость либеральной буржуазии, изолировав ее от народных масс. Большевики исходили при этом из глубокой противоположности интересов пролетариата и революционного крестьянства интересам буржуазии, которая в силу своего классового положения была заинтересована в том, чтобы не допустить окончательной победы революции, сохранить монархию как «дубинку» против трудящихся.

В противовес съезду партии меньшевики созвали в это же время в Женеве свою конференцию. Ее резолюции обнаружили всю глубину разногласий между оппортунистами и революционным крылом РСДРП. Меньшевики догматически переносили на Россию начала XX в. схему буржуазных революций XVIII—XIX вв., исторический опыт которых они к тому же неправильно оценивали. Поскольку революция буржуазная, заявляли меньшевики, ее гегемоном неизбежно станет буржуазия, которая поведет за собой крестьянство; задача пролетариата «двигать вперед буржуазную демократию», ни в коем случае не отпугивая ее. Оппортунистическая линия меньшевиков обрекала пролетариат на роль бессильного придатка либеральной буржуазии и тем самым вела к поражению революции.

Развернутую критику позиции меньшевиков и глубокое обоснование большевистской тактики дал В. И. Ленин в труде «Две тактики социал-демократии в демократической революции» и других работах 1905 года.

Впервые сформулированные Марксом и Энгельсом положения о вооруженном восстании и революционной власти, о непрерывной революции Ленин творчески развил на основе уроков классовых битв новой исторической эпохи. То, что основоположники марксизма выдвигали в 1848—1849 гг. в качестве первоочередной задачи пролетариата — из левого крыла демократии превратиться в самостоятельную политическую силу, организовать собственную партию,— для России кануна ее революции было уже совершившимся фактом. Теперь пролетариат, объединив вокруг себя крестьянство, мог оказать решающее воздействие не только на ход, но и на результат буржуазно-демократической революции. Своеобразие русской революции заключалось именно в том, что ее полная победа не могла уже быть победой буржуазии и, напротив, могла быть только победой народа — пролетариата и крестьянства.

Ленин учел эти глубокие исторические перемены и обогатил марксистскую теорию, стратегию и тактику новым, имевшим громадное будущее положением о революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства. С исключительной силой он обосновал для революции нового типа необходимость дополнить действия масс действиями новой, революционной власти, опирающейся на вооруженный народ.

«Долгая эпоха политической реакции, царящей в Европе почти беспрерывно со времен Парижской Коммуны,— писал В. И. Ленин,— слишком сроднила нас с мыслью о действии только «снизу», слишком приучила нас наблюдать борьбу только оборонительную. Мы вступили теперь, несомненно, в новую эпоху; начался период политических потрясений и революций. В такой период, какой переживается Россией, непозволительно ограничиваться старым шаблоном».

Вместе с тем Ленин с гениальной прозорливостью наметил перспективы дальнейшего развития революции в России после победы над царизмом. «...От революции демократической,— писал В. И. Ленин,— мы сейчас же начнем переходить и как раз в меру нашей силы, силы сознательного и организованного пролетариата, начнем переходить к социалистической революции. Мы стоим за непрерывную революцию. Мы не остановимся на полпути».

Разработанная В. И. Лениным теория революции вооружила партию и рабочий класс ясной перспективой в борьбе против царизма и капитализма. Это был новый, громадной важности шаг в развитии марксистской мысли.