Жан Жорес. Фотография.

Жан Жорес. Фотография.

В тревожные дни июльского кризиса пролетарские массы возлагали все свои надежды на Интернационал. Но вопреки торжественным декларациям Штутгартского и Базельского конгрессов лидеры II Интернационала не организовали выступлений против империалистической войны, изменили пролетарскому интернационализму.

Руководство крупнейшей партии II Интернационала — германской социал-демократии, насчитывавшей в своих рядах около миллиона Членов, полностью капитулировало перед правым, открыто шовинистским крылом, лидеры которого заключили закулисную сделку с канцлером Бетманом-Гольвегом и обещали ему свою безоговорочную поддержку в случае войны. В день объявления Германией войны России, 1 августа 1914 г., вся немецкая социал-демократическая печать активно присоединилась к разнузданной шовинистской кампании буржуазно-юнкерской прессы, призвав массы «защищать отечество от русского варварства», воевать «до победного конца». 3 августа социал-демократическая фракция рейхстага подавляющим большинством голосов (против 14) решила одобрить предложение правительства о выделении средств на ведение войны, а 4 августа социал-демократы вместе с депутатами буржуазии и юнкерства единодушно проголосовали в рейхстаге за военные кредиты.

Банк Тинькофф

Неслыханное предательство, совершенное социал-демократическими лидерами в столь грозный час, деморализовало немецкий рабочий класс, расстроило его ряды, лишило возможности оказать организованное сопротивление политике империалистов. Аппарат и пресса германской социал-демократии и «свободных» профессиональных союзов поставили себя на службу империалистической войне. Редакторы социал-демократической газеты «Форвертс» дали подписку командующему бранденбургским военным округом, что газета не будет касаться вопросов «классовой борьбы и классовой ненависти».

Международной пролетарской солидарности изменила и французская социалистическая партия. 31 июля 1914 г. в результате провокационной кампании реакционных кругов был убит выступавший против развязывания войны Жан Жорес. Рабочие ожидали, что вожди призовут их к борьбе. Однако 4 августа на похоронах Жореса рабочие услышали от руководителей социалистической партии и Всеобщей конфедерации труда предательский призыв к «национальному единству» и прекращению классовой борьбы.

Французские социал-шовинисты уверяли, что страны Антанты являются якобы «обороняющейся стороной», «носителями прогресса» в борьбе против агрессивного пруссачества. Впоследствии выяснилось, что еще до убийства Жореса правительство дало указание не применять репрессий против нескольких тысяч виднейших социалистов и руководителей профессиональных союзов, которых ранее намечалось арестовать, если начнется война. Правительство было уверено, что оппортунисты достаточно крепко держат в своих руках нити руководства как в социалистической партии, так и во Всеобщей конфедерации труда. Вскоре после объявления войны социалисты Жюль Год, Марсель Самба, а позднее Альбер Тома заняли министерские посты. В Бельгии лидер Рабочей партии Эмиль Вандервельде, председатель Международного социалистического бюро, стал министром юстиции.

Предательскую позицию заняла и австрийская социал-демократия. В тревожные дни после сараевского убийства руководители австрийской социал-демократической партии, заявляя о своей готовности защищать мир, в то же время доказывали, что Австрии должны быть предоставлены «гарантии» со стороны Сербии. За этим проявлением шовинизма последовало одобрение военных мероприятий австрийского правительства.

Английские лейбористы голосовали в парламенте за военные кредиты. «Оборонческую», социал-шовинистическую позицию заняли русские меньшевики и эсеры; под прикрытием псевдосоциалистической фразеологии они призывали рабочих к «обороне» царской России и к гражданскому миру со «своей» буржуазией.

Против военных кредитов голосовали сербские социал-демократы. Правильную позицию по отношению к войне заняли также болгарские тесняки, левые в руководстве румынской социал-демократической партии, германские левые во главе с К. Либкнехтом и Р. Люксембург и левые интернационалистские элементы в других социалистических партиях.

Последовательную, подлинно интернационалистскую линию проводили большевики. Большевистская фракция в IV Государственной думе мужественно голосовала против военного бюджета; за свою революционную деятельность депутаты-большевики были преданы суду и сосланы в Сибирь.

Когда вспыхнула война, вождь большевистской партии Владимир Ильич Ленин жил в маленьком галицийском городке Поронине, близ русской границы. 7 августа у Ленина на квартире по распоряжению австрийских властей был произведен обыск, а на другой день его арестовали и заключили в тюрьму в уездном городе Новый Тарг. После вмешательства польских и австрийских социал-демократов полицейским органам пришлось 19 августа освободить Ленина, и австрийские власти дали ему разрешение на выезд в Швейцарию.

Прибыв в Берн, Ленин в начале сентября выступил с тезисами «Задачи революционной социал-демократии в европейской войне». 6—8 сентября 1914 г. в Берне состоялось собрание местной группы большевиков, на котором был заслушан доклад Ленина и приняты ленинские тезисы о войне. Вскоре после этого тезисы были пересланы в Россию и заграничным секциям большевистской партии.

В этих тезисах, а также в написанном в начале октября 1914 г. манифесте Центрального Комитета РСДРП(б) «Война и российская социал-демократия» Ленин с гениальностью великого пролетарского стратега наметил задачи, стоявшие перед пролетариатом России и всего мира.

В то время как правые лидеры социалистических партий утверждали, будто начавшаяся война является оборонительной для их стран, В. И. Ленин показал, что война носит империалистический характер для обеих воюющих коалиций.

«Захват земель и покорение чужих наций,— писал В. И. Ленин,— разорение конкурирующей нации, грабеж ее богатств, отвлечение внимания трудящихся масс от внутренних политических кризисов России, Германии, Англии и других стран, разъединение и националистическое одурачение рабочих и истребление их авангарда в целях ослабления революционного движения пролетариата — таково единственное действительное содержание, значение и смысл современной войны».

Большевистская партия во главе с В. И. Лениным твердо, без всяких колебаний установила свое отношение к империалистической войне. Выработанная большевиками позиция соответствовала интересам рабочего класса всех стран. Осудив предательский лозунг гражданского мира и классового сотрудничества, выдвинутый социал-шовинистами, большевистская партия выдвинула революционно-интернационалистский лозунг превращения империалистической войны в войну гражданскую. Этот лозунг предполагал осуществление конкретных мер: безусловный отказ голосовать за военные кредиты; обязательный выход представителей социалистических партий из буржуазных правительств; полный отказ от любого соглашения с буржуазией; создание нелегальных организаций в тех странах, где их еще не было; поддержка братания солдат на фронте; организация революционных выступлений рабочего класса. В противовес призыву социал-шовинистов защищать помещичье-буржуазное отечество большевики выдвинули лозунг поражения «своего» правительства в империалистической войне. Это означало, что рабочий класс должен использовать взаимное ослабление империалистов для усиления революционной борьбы, для свержения господствующих классов.

С огромной силой заклеймив измену делу социализма, совершенную лидерами социалистических партий, В. И. Ленин выступил за полный разрыв с потерпевшим крах II Интернационалом. Анализируя идейно-политическое содержание социал-шовинизма, Ленин вскрыл его непосредственную, прямую связь с оппортунизмом в довоенной социал-демократии.

Лицемерную позицию занимали скрытые социал-шовинисты — центристы, старавшиеся приукрасить социал-шовинизм ортодоксальной «марксистской» фразой. Каутский выступал за «взаимную амнистию» социал-шовинистов всех воюющих стран и за их «равное право» на защиту «своего» буржуазного отечества, прилагал все усилия к тому, чтобы скрыть от рабочих банкротство II Интернационала. Как подчеркивал В. И. Ленин, «тонкий» оппортунизм центристов был особенно опасен для рабочего класса. Призывая к непримиримой борьбе с ним, Ленин писал в октябре 1914 г., что Каутский «теперь вреднее всех».

Несмотря на огромные жертвы и потери, вызванные правительственным террором, большевистская партия в России организованно перешла к нелегальной работе, оплачивая рабочий класс на борьбу против империалистической войны.

Решительно порвав с II Интернационалом, лидеры которого фактически находились в союзе с империалистической буржуазией своих стран, большевистская партия, руководимая В. И. Лениным, выдвинула задачу организации и объединения всех революционных сил международного рабочего класса, задачу создания нового, III Интернационала.