Важным этапом в этой борьбе было участие большевиков в международной социалистической конференции, состоявшейся в сентябре 1915 г. в Циммервальде (Швейцария) и создание так называемой Циммервальдской левой. Организаторы конференции — деятели швейцарской и итальянской социалистических партий — стремились привлечь к участию в ней наряду с левыми и каутскианцев. Тем не менее Ленин считал необходимым принять участие в ее работе, чтобы быстрейшим образом разоблачить предательскую политику социал-шовинистов и центристов и объединить революционные элементы.

В связи с подготовкой к конференции Ленин вел большую работу по установлению и укреплению связей с левыми в Германии, Италии, Франции, Швейцарии, Болгарии, в польской и латышской социал-демократии и т. д. Настояв на приглашении болгарских «тесных» социалистов на конференцию, Ленин, помимо официального приглашения, посланного Центральному комитету «тесняков», обратился с письмом к руководителю партии Димитру Благоеву. Ленин информировал германских левых о подготовке конференции, добивался, чтобы в конференции приняли участие французские интернационалисты, левые представители рабочего движения скандинавских стран.

В июле 1915 г. Ленин выдвинул следующие задачи перед интернационалистами: «По-нашему, левые должны выступить с общей идейной декларацией (1) с обязательным осуждением социал-шовинистов и оппортунистов; (2) с программой революционных действий... (3) против лозунга «защиты отечества» и т. д. Идейная декларация «левых» от имени нескольких стран имела бы гигантское значение...». Ленин составил проект такой декларации. Для предстоящей конференции были подготовлены также переводы ряда важных документов большевистской партий — Манифеста ЦК РСДРП о войне, резолюций бернской конференции. Большое значение имели написанные В. И. Лениным летом 1915 г. работы «Крах II Интернационала» и «Социализм и война», которые были переведены на немецкий язык.

Банк Тинькофф

В работах конференции, проходившей с 5 по 8 сентября 1915 г. в маленькой швейцарской деревне Циммервальд, приняли участие 38 делегатов. К левому крылу конференции принадлежали 8 человек, но и среди них до конца последовательную интернационалистскую позицию занимали только большевики.

Центристское большинство конференции отклонило проект резолюции, предложенный революционным крылом. Принятый конференцией манифест носил пацифистский оттенок, но левым удалось все же провести в нем некоторые положения революционного марксизма, в частности признание мировой войны империалистической и осуждение социал-шовинизма. Большевики и другие революционные интернационалисты считали целесообразным примкнуть к циммервальдскому объединению. «Было бы плохой военной тактикой отказаться идти вместе с растущим международным движением протеста против социал-шовинизма из-за того, что это движение медленно, что оно делает «только» один шаг вперед...»,— писал Ленин.

Созданная в ходе конференции циммервальдская левая группа оформилась организационно, создала печатный орган на немецком языке «Форботе» («Предвестник»),

Деятельность большевиков по сплочению левых интернационалистских сил вскоре сказалась на второй международной социалистической конференции, состоявшейся в апреле 1916 г. в Кинтале (Швейцария). Здесь были представлены социалисты десяти стран — России, Польши, Германии, Австрии, Англии, Франции, Италии, Сербии, Португалии и Швейцарии. Делегированные на Кинтальскую конференцию представители болгарских «тесняков» не были пропущены в Швейцарию австрийскими и швейцарскими властями. Из 43 делегатов конференции к циммер-вальдской левой принадлежало 12, но по некоторым вопросам вместе с ними выступали и многие другие делегаты.

Конференция в Кинтале являлась шагом вперед по сравнению с Циммервальдской. Она способствовала дальнейшему размежеванию с оппортунистами и центристами, сплочению левых интернационалистских элементов.

Ленин в составленных им от имени ЦК партии большевиков предложениях конференции разоблачал особую опасность, которую представляли лицемерные фразы пацифистов. Он указывал, что допускать возможность заключения мира без аннексий и контрибуций империалистическими правительствами — это значит на практике обманывать народные массы, скрывать от них, что подлинно демократический мир невозможен без классовой борьбы и ряда революций.

После Кинтальской конференции ясно обнаружилось, что центристы — представители циммервальдской правой — не намерены вести борьбу с социал-шовинистами и сближаются с ними. В Германии каутскианцы выступили в начале января 1917 г. с пацифистским манифестом. Во Франции центристы вместе с открытыми социал-шовинистами Жуо и Реноделем поддерживали буржуазно-пацифистские лозунги. В Швейцарии один из руководителей социалистической партии, Роберт Гримм, председатель конференций в Циммервальде и Кинтале и председатель избранной в Циммервальде Международной социалистической комиссии, перешел на сторону социал-шовинистов.

Между тем все сильнее сказывалось полевение рабочих и солдатских масс. Во всем мире нарастала огромная волна недовольства. Но лишь в России существовала подлинно революционная, марксистская партия, способная возглавить нараставшее движение и привести его к победе. В Западной Европе и, в частности, в Германии такой партии не было. В этих условиях центристская тактика проволочек, проводившаяся лидерами циммервальдского объединения, пагубно отражалась и на настроениях левых в Германии, Италии, Швейцарии и т. д., превращаясь в серьезную помеху созданию революционных марксистских партий. Циммервальдское движение перестало играть положительную роль. В. И. Ленин уже к началу 1917 г. решительно высказался за разрыв с ним.

«Циммервальдская правая, по-моему, идейно похоронила Циммервальд,— с возмущением писал Ленин 17 февраля 1917 г.—...На словах осудили «социал-пацифизм» (см. кинтальскую резолюцию), а на деле повернули к нему!!».

Ленин оказывал поддержку крепнувшим революционным интернационалистским группам и вместе с тем подвергал критике их ошибки, их непоследовательность в борьбе с оппортунистами. Он подчеркивал необходимость решительного идейного и организационного разрыва левых в Германии и в других странах с социал-шовинистами и центристами, видя в этом решающее условие создания революционных марксистских партий и нового, свободного от оппортунизма, Интернационала. Во время вызванного банкротством II Интернационала тяжелого кризиса международного социализма великий пролетарский стратег указывал рабочим всех стран путь к выходу из империалистической войны и к превращению ее в войну гражданскую, путь к победе социалистической революции.