28 февраля 1921 г. вспыхнул контрреволюционный мятеж в Кронштадте. Он был подготовлен совместными усилиями внутренней контрреволюции и иностранных империалистов.

Французские газеты, опережая события, сообщили о восстании против Советской власти в Кронштадте еще за две недели до того, как оно началось.

Активную роль в подготовке мятежа играла контрреволюционная эмиграция.

В январе 1921 г. в Париже состоялось совещание бывших членов Учредительного собрания с участием таких ярых врагов Советской власти, как Милюков, Коновалов, Родичев, Керенский и др. На этом совещании был образован «непартийный» блок для подготовки контрреволюционного восстания и выработана тактика предстоящего выступления. К началу мятежа в Эстонию и Финляндию прибыли большие группы белогвардейцев; приехал сюда и лидер эсеров Чернов.

Кронштадтские мятежники не решились открыто требовать свержения Советской власти: они понимали, что трудящиеся массы считают Советы подлинно народными органами и не пойдут против них. Поэтому контрреволюционеры попытались взорвать Советскую власть изнутри, направив огонь на руководящую силу Советского государства — Коммунистическую партию. Выдвинутый ими лозунг «Власть Советам, а не партиям!» также был предварительно сформулирован на Парижском совещании.

Контрреволюционерам удалось привлечь на свою сторону значительную часть кронштадтских матросов, в том числе экипажи кораблей «Петропавловск» и «Севастополь». К этому времени социальный состав Балтийского флота изменился. Основную массу матросов составляли недавние крестьяне; в настроениях многих из них отражалось недовольство политикой военного коммунизма. Большевистская организация Кронштадта была слаба, ее лучшие силы погибли в боях за революцию. В Кронштадте оставалось много эсеров и меньшевиков, ведших подрывную деятельность. Подняв восстание, мятежники избрали «ревком» во главе с левым эсером, писарем Петриченко, но фактическим диктатором в Кронштадте являлся начальник артиллерии Кронштадтской крепости, бывший царский генерал Козловский. Мятеж в Кронштадте и другие контрреволюционные выступления породили шатания среди неустойчивых элементов в партии. Троцкий, например, предсказывал гибель Советской власти, заявляя, что «кукушка уже прокуковала». Партия дала отпор этим вредным выступлениям.

Туры в Таиланд - 728*90

Советское правительство хотело избежать кровопролития. В Кронштадт прибыл председатель ВЦИК М. И. Калинин. 1 марта он выступил на митинге, созванном на Якорной площади, и пытался разъяснить матросам, что их ввели в заблуждение. Однако обманутые вражеской пропагандой матросы не вняли призыву Советского правительства и Коммунистической партии.

Советское правительство приказало Красной Армии ликвидировать контрреволюционное восстание в Кронштадте. Доблестное участие в штурме Кронштадта приняли 300 делегатов заседавшего в эти дни X съезда партии, возглавляемые К. Е. Ворошиловым.

Вскоре выяснилось, что организаторы мятежа не имеют прочной опоры. Матросы начали постепенно понимать, что они были обмануты контрреволюционерами, и стали переходить с повинной на сторону Советской власти. 16 марта Красная Армия взяла героическим штурмом форты Кронштадта, а 18 марта овладела всей крепостью и городом. Мятеж был полностью ликвидирован.

Быстрый разгром мятежа вновь показал всему миру жизненную силу и прочность Советского государства. Вместе с тем Коммунистическая партия и Советское правительство извлекли из кронштадтского мятежа серьезный политический урок. Тот факт, что контрреволюционерам удалось увлечь за собой рядовых матросов, еще раз подтвердил, что в среде крестьянства имеется серьезное недовольство, создающее угрозу союзу рабочих и крестьян, и что для устранения этой угрозы необходимы изменения в экономической политике.