П. Г. Добрынин. Фотография 1917 года.

П. Г. Добрынин. Фотография 1917 года.

Серьезную угрозу для Советской власти в те дни представляла Ставка верховного главнокомандующего в Могилеве, превратившаяся в центр контрреволюционного заговора. После бегства Керенского начальник штаба генерал Духонин объявил себя верховным главнокомандующим. В Ставку устремились бывшие министры Временного правительства, намереваясь создать там антисоветское правительство во главе с эсером Черновым. Иностранные военные миссии при Ставке советовали Духонину не подчиняться Советскому правительству.

От имени Советского правительства В. И. Ленин категорически потребовал от Духонина немедленно начать в соответствии с Декретом о мире переговоры с германским командованием. Духонин отказался выполнить это распоряжение. Тогда Советское правительство сместило его с должности и назначило Н. В. Крыленко на пост верховного главнокомандующего. Духонин не подчинился и этому приказу правительства; с целью организации сил контрреволюции он освободил из заключения генералов Корнилова, Деникина, Лукомского, Романовского и других участников корниловского мятежа.

9 (22) ноября В. И. Ленин обратился по радио ко всем полковым, дивизионным, корпусным, армейским и другим комитетам, ко всем солдатам и матросам, призвав их взять дело мира в свои руки. Полкам, стоящим на позициях, было дано право вступать в переговоры с неприятелем и заключать соглашения о перемирии с передачей их на окончательное утверждение Совету Народных Комиссаров. В Ставку для подавления мятежа были отправлены отряды революционных солдат и матросов из Петрограда, Минска и других мест под руководством Н. В. Крыленко.

Туры в Таиланд - 728*90

18 ноября (1 декабря) Могилевский военно-революционный комитет еще до прибытия нового главнокомандующего объявил себя высшей властью в городе и с помощью революционных отрядов взял в свои руки контроль над Ставкой. Духонин был арестован. Возмущенные солдаты расстреляли его.

Быстрый разгром мятежей Керенского — Краснова и Духонина свидетельствовал о полной и активной поддержке социалистической революции солдатскими и матросскими массами. Выезжавший в те дни на фронт Джон Рид писал, что «армия за армией, флот за флотом слали в Петроград депутации, радостно приветствуя новое народное правительство». В течение ноября в большинстве армий власть перешла к военно-революционным комитетам.