Обучение Красноармейцев пулеметной стрельбе. Петроград. Март 1918 года. Фотография.

Обучение Красноармейцев пулеметной стрельбе. Петроград. Март 1918 года. Фотография.

Не получив положительного ответа от стран Антанты, Советское правительство было вынуждено самостоятельно приступить к переговорам с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией. Переговоры о перемирии начались 20 ноября (3 декабря) 1917 г. в Брест-Литовске, где помещался штаб Восточного фронта германской армии. Советское правительство и теперь не оставило попыток добиться всеобщего демократического мира. При открытии переговоров советская делегация предложила пригласить все остальные воюющие государства принять в них участие. Однако представители австро-германского блока отклонили это предложение.

2 (15) декабря стороны заключили перемирие сроком на 28 дней, автоматически продлеваемое до его денонсации с предупреждением за 7 дней. При этом советская делегация, учитывая интересы бывших союзников России в мировой войне, потребовала включить в акт перемирия обязательство Германии и союзных с ней стран не перебрасывать свои войска с Восточного фронта на Западный. Несмотря на упорное сопротивление представителей Германии, советская делегация добилась принятия этого требования. Исключение предусматривалось лишь в отношении войск, передвижение которых было начато до подписания перемирия.

Туры в Таиланд - 728*90

Через неделю после заключения перемирия, 9 (22) декабря 1917 г. на Брест-Литовской конференции началось обсуждение условий мирного договора. Перед этим Советское правительство снова предложило правительствам держав Антанты принять участие в конференции, но они и на этот раз отказались.

В качестве основы мирного договора советская делегация предложила следующие шесть условий: 1) не допускаются никакие насильственные присоединения территорий, захваченных во время войны. Войска, оккупировавшие эти территории, выводятся оттуда в кратчайший срок; 2) полностью восстанавливается политическая самостоятельность народов, которые лишились ее во время войны; 3) национальным группам, не пользовавшимся политической самостоятельностью до войны, гарантируется возможность свободно решить путем референдума вопрос о своей принадлежности к тому или другому государству или о своей государственной самостоятельности. Референдум должен быть проведен на основе полной свободы голосования для всего населения данной территории, не исключая эмигрантов и беженцев; 4) по отношению к территориям, населенным несколькими национальностями, права каждого меньшинства ограждаются специальными законами, обеспечивающими ему культурно-национальную самостоятельность и, если к тому имеется фактическая возможность, административную автономию; 5) ни одна из воюющих стран не обязана платить другим странам так называемые военные издержки, а уже взысканные контрибуции подлежат возвращению. Возмещение убытков частных лиц, пострадавших от войны, производится из особого фонда, образованного путем пропорциональных взносов всех воюющих стран; 6) колониальные вопросы решаются при соблюдении принципов, изложенных в первых четырех пунктах. В дополнение к этому признаются недопустимыми какие-либо косвенные стеснения свободы слабых наций более сильными, в том числе экономический бойкот, подчинение в хозяйственном отношении при помощи навязанного торгового договора, сепаратные таможенные соглашения, стесняющие свободу торговли третьих стран, морская блокада, не преследующая непосредственно военных целей, и т. п.

Советская программа справедливого демократического мира выражала чаяния широких масс трудящихся всего мира. Германская делегация не решилась сразу отвергнуть ее и выступила с декларацией, в которой на словах соглашалась с советскими предложениями. Однако ряд оговорок, сопровождавших декларацию, делал ее нереальной, а спустя несколько дней представители Четверного союза совсем отказались от своих первоначальных заявлений.

В правящих кругах Германии все более усиливалось влияние милитаристской группировки во главе с Людендорфом и Гинденбургом. Соответственно возрастала и агрессивность представителей австро-германского блока на конференции в Брест-Литовске. Когда советская делегация поставила вопрос о сроках вывода германских и австрийских войск с оккупированных ими территорий России, представители Германии и ее союзники дали ясно понять, что их правительства вовсе не собираются делать это.

Значительное место в агрессивных планах австро-германского блока занимала контрреволюционная украинская Центральная рада. 27 января (9 февраля) 1918 г. Германия заключила с ней в Брест-Литовске сепаратный мирный договор, хотя к тому времени власть Рады была свергнута восставшими рабочими и крестьянами Украины и сама Рада изгнана из Киева. По этому договору Рада отдавала Украину на разграбление германским захватчикам, обязавшись поставить Германии до 31 июля 1918 г. 1 млн. т хлеба, 50 тыс. т мяса, 400 млн. штук яиц, сало, пеньку, лен, марганцевую руду и т. д. Договор был использован как основание для вторжения германских войск на территорию Украины. Германские империалисты восстановили на Украине власть Центральной рады, а фактически учредили здесь свою военную диктатуру.

В день подписания договора с Центральной радой германская сторона ультимативно потребовала от советской делегации принятия условий мира, по которым от России отторгались Польша, Литва, часть Эстонии, Латвии, Украины, Белоруссии.

Это были невероятно тяжелые, грабительские условия, но Советское правительство не имело выбора. Страшная хозяйственная разруха, чрезвычайное утомление народа войной заставляли Советское правительство во имя сохранения завоеваний Октябрьской революции принять аннексионистский мир с Германией и ее союзниками.

По вопросу о заключении мира возникла острая борьба внутри большевистской партии и Советского правительства. В. И. Ленин твердо стоял за мир. Его позицию поддерживали Я. М. Свердлов, Артем (Ф. А. Сергеев), И. В. Сталин и ряд других членов Центрального Комитета партии. Напротив, Троцкий со своими сторонниками и так называемые «левые коммунисты» во главе с Бухариным ожесточенно атаковали линию Ленина на заключение мира. Действуя заодно с левыми эсерами, «левые коммунисты» требовали «революционной войны» с германским блоком, утверждали, что война разбудит революцию в Германии и других странах. Наделе отказ от заключения мира вел к гибели Советской власти. «Сохраняя Советскую власть,— говорил В. И. Ленин,— мы оказываем самую лучшую, самую сильную поддержку пролетариату всех стран в его неимоверно трудной, тяжелой борьбе против своей буржуазии. И большего удара для дела социализма теперь, чем крушение Советской власти в России, нет и не может быть».

Ленинская линия победила не сразу. Первое время «левым коммунистам» удалось привлечь на свою сторону ряд местных организаций большевистской партии. Но народ жаждал мира. 11 (24) января на заседании ЦК точка зрения «левых коммунистов» была отвергнута, и советской делегации в Брест-Литовске дано указание вести переговоры, всемерно затягивая их, а в случае предъявления ультиматума со стороны Германии,— подписать мир. Однако Троцкий, возглавлявший в тот момент советскую делегацию, нарушил решение ЦК и директиву Советского правительства. Он отказался подписать условия мира и одновременно заявил на конференции, что Советская республика не будет вести войну и продолжит демобилизацию армии.

Предательские действия Троцкого нанесли большой ущерб Советской стране. Немецкие империалисты поспешили использовать их как повод для возобновления военных действий. Вероломно нарушив перемирие, немецкая армия 18 февраля перешла в наступление по всему фронту. Основной удар направлялся на столицу Советской республики — Петроград.

Многие участки фронта к тому времени были фактически оголены, так как старая армия находилась в процессе демобилизации, а новая, Красная Армия, еще только формировалась. В течение короткого срока немецкие войска захватили значительную часть советской территории, большие запасы снаряжения, продовольствия, боеприпасов. Над социалистическим отечеством нависла смертельная опасность.

Совет Народных Комиссаров по настоятельному требованию В. И. Ленина послал 19 февраля правительству Германии радиограмму о согласии подписать мир на условиях, предъявленных в Брест-Литовске. Правительство Германии молчало. Немецкая армия продолжала наступать. Каждый день войны приносил новые бедствия народам России, с каждым часом возрастала угроза для Октябрьской революции. Действительность с неумолимой жестокостью опровергала преступно-демагогические разглагольствования «левых коммунистов» о «революционной войне».

В опубликованном 22 февраля воззвании Совета Народных Комиссаров говорилось: «Социалистическая республика Советов находится в величайшей опасности... Священным долгом рабочих и крестьян России является беззаветная защита республики Советов против полчищ буржуазно-империалистской Германии». Советская власть призвала народ мобилизовать во имя спасения Родины все силы и средства на борьбу с мощным и коварным врагом. В Петрограде образовался Комитет революционной обороны во главе с Я. М. Свердловым, началась запись добровольцев в Красную Армию.

23 февраля в Петрограде и других городах состоялись массовые митинги, на которых трудящиеся выражали свою готовность вступить в ряды Красной Армии и пойти на решительный бой с врагом. Этот день, 23 февраля,— день массовой мобилизации народа на защиту социалистического отечества — вошел в историю как дата вождения Красной Армии.

Отряды Красной Армии вместе с сохранившими боеспособность революционными частями старой армии сдерживали натиск врага. Героическое сопротивление Красной Армии на подступах к Пскову и Нарве сорвало план немецкого командования молниеносным ударом захватить столицу Советского государства. Однако положение на фронте продолжало оставаться крайне тяжелым.

В новом германском ультиматуме, который Советское правительство получило 23 февраля 1918 г. (датирован 21 февраля и вручен русскому курьеру 22 февраля в 6 часов утра), содержались еще более тяжелые условия, чем те, которые ранее предъявлялись в Брест-Литовске.

Уполномоченные Советского правительства должны были немедленно прибыть в Брест-Литовск и подписать мирный договор, подлежащий ратификации в течение двух недель. На принятие ультиматума давалось 48 часов.

Оценивая предложенные германскими империалистами условия, В. И. Ленин писал: «Невероятно, неслыханно тяжело подписывать несчастный, безмерно тяжелый, бесконечно унизительный мир, когда сильный становится на грудь слабому». Однако в сложившихся условиях нельзя было не подписать мир. Между тем «левые коммунисты» требовали продолжения войны. Потерпев поражение на заседании Центрального Комитета партии 23 февраля, когда было принято предложение Ленина о немедленном подписании мирного договора, они повели линию на раскол партии. В Московском областном бюро партии «левые коммунисты» добились принятия резолюции о недоверии Центральному Комитету и об отказе подчиняться его постановлениям. В объяснительном тексте к резолюции содержалось утверждение, что «в интересах международной революции целесообразно идти на возможность утраты Советской власти, становящейся теперь чисто формальной». В. И. Ленин назвал эту резолюцию «странной и чудовищной» и разоблачил политику «левых коммунистов», как авантюристическую, ведущую к гибели Советской республики.

Ленинская линия на заключение мира победила. 24 февраля ВЦИК решил принять условия, предложенные Германией.

Все это время правящие круги Соединенных Штатов, Англии и Франции проводили активную антисоветскую политику. В декабре 1917 г. на англо-французской конференции в Париже с ведома и согласия Соединенных Штатов было решено разделить европейскую часть России на сферы действия и помощи различным контрреволюционным силам; в английскую сферу вошли Кавказ, казачьи территории Дона и Кубани, во французскую — Украина, Бессарабия, Крым. В январе 1918 г. были опубликованы «14 пунктов» Вильсона — программа империалистического мира, направленная своим острием против Советской республики и ее предложений демократического, справедливого мира.

От политики бойкота и угроз американские, английские, французские империалисты перешли к подготовке открытой интервенции в России. На Дальнем Востоке готовилась к антисоветской интервенции и Япония. В то же время, используя все средства экономического, политического и военного нажима, державы Антанты пытались удержать Советскую Россию от заключения мира с Германией и ее союзниками. В конце февраля — начале марта 1918 г. они настойчиво требовали от Советского правительства возобновления войны с Германией, обещая свою помощь. Все это делалось в расчете на то, что в условиях разрухи и недовольства трудящихся масс продолжением войны Советская власть не сможет устоять и будет свергнута. Советское правительство, руководимое Лениным, не поддалось угрозам и провокациям империалистов Антанты.