Делегаты I Всероссийской конференции фабрично-заводских комитетов в Петрограде 17 октября 1917 года. Фотография.

Делегаты I Всероссийской конференции фабрично-заводских комитетов в Петрограде 17 октября 1917 года. Фотография.

Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г., свергнувшая самодержавие, открыла возможность перехода России к социалистической революции. Важнейшими событиями периода от Февраля до Октября были апрельский, июньский и июльский политические кризисы, разгром корниловщины. Эти политические кризисы явились этапами нарастания общенационального кризиса в стране. Революция стремительно развивалась. Знаменосцем ее выступила партия большевиков во главе с В. И. Лениным. В ходе борьбы большевики сплачивали широкие массы, формировали политическую армию революции, укрепляли союз рабочего класса с беднейшим крестьянством — решающую общественную силу в борьбе за победу социалистической революции.

Процесс перерастания буржуазно-демократической революции в России в социалистическую имел в своем развитии два основных периода: период до июльского кризиса, когда большевистская партия проводила курс на мирное развитие революции, и период подготовки свержения власти буржуазии и помещиков путем вооруженного восстания.

Туры в Таиланд - 728*90

Мирное развитие революции было прервано из-за предательства оппортунистов-меньшевиков и эсеров, добровольно передавших власть империалистической буржуазии и запятнавших себя пролитием крови рабочих и солдат в июле 1917 г. Состоявшийся после июльских событий VI съезд Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) нацелил партию на подготовку вооруженного восстания. Съезд призывал массы готовиться к взятию государственной власти «для направления ее к миру и социалистическому переустройству общества». Все более обостряющиеся социально-экономические и политические противоречия в стране ускоряли нарастание общенационального революционного кризиса. Всем ходом общественного развития народные массы России во главе с рабочим классом были подведены в октябре 1917 г. к социалистической революции как единственному средству спасения от национальной катастрофы, освобождения трудящихся от социального и национального гнета.

Буржуазное Временное правительство не удовлетворило ни одного из требований народа: оно не дало ему ни мира, ни земли, ни хлеба. В своей экономической политике оно руководствовалось интересами монополистического капитала. Чудовищных размеров достигли прибыли банков, особенно таких, как Соединенный международный банк в Петрограде, Московский учетный банк, Московский купеческий банк. Крупные монополии — «Продамета» и др.— также получали огромные доходы. По их требованию Временное правительство выдавало им денежные субсидии, послушно санкционировало неоднократное повышение цен на металл. Вместе с тем буржуазная власть ничего не делала для борьбы с разрухой народного хозяйства и для улучшения положения трудящихся масс.

Промышленность находилась в катастрофическом состоянии. Валовая продукция ее сократилась по сравнению с 1916 г. почти наполовину. С марта по август 1917 г. прекратили работу по разным причинам 568 предприятий, многие из них — вследствие локаутов, применявшихся как средство борьбы с революционными рабочими. До 50% предприятий закрылось на Урале. Такая же картина наблюдалась в Донбассе и в некоторых других промышленных центрах страны.

Очередь за хлебом в Томске. Фотография 1917 года.

Очередь за хлебом в Томске. Фотография 1917 года.

Временное правительство поощряло саботаж предпринимателей. В сентябре 1917 г. было решено закрыть еще ряд предприятий в Харькове и Донецком районе, в октябре 1917 г.— в Москве. Правительственные органы называли такую экономическую политику «регулированием производства», но, по существу, предоставляли полную свободу действий капиталистам.

Хозяйничанье Временного правительства создало угрозу полного финансового банкротства страны. Источниками покрытия быстро растущих военных расходов являлись эмиссия бумажных денег и получение новых займов. На 1 июля 1914 г. в обращении находилось 1,6 млрд. бумажных рублей, к 1 марта 1917 г.—9,5 млрд., а к ноябрю — уже 22,4 млрд. Государственный долг России составил колоссальную сумму — до 50 млрд. руб., в том числе около 16 млрд. руб. внешних долгов.

Неуклонно возрастала экономическая зависимость России от империалистических держав Запада, превративших Временное правительство в своего послушного приказчика. Совещание «деловых кругов», состоявшееся летом 1917 г. в министерстве торговли и промышленности, приняло решение передать в концессию американскому капиталу железные рудники Урала, Подмосковный угольный бассейн, золотоносные копи Алтая, нефть и уголь Сахалина, медные рудники Кавказа. Условия концессии были кабальными для России. Одобряя это решение, председатель Особого совещания по обороне П. Пальчинский говорил, что привлечение американского капитала «является для России делом государственной мудрости и необходимости».

Война, разруха и голод всей своей тяжестью обрушились на трудящихся, и прежде всего на рабочий класс. Реальная заработная плата рабочих в 1917 г. составляла лишь 57,4% по сравнению с 1913 г. Основные предметы питания в Москве за годы войны подорожали в 9,5 раза, а предметы широкого потребления — в 12 раз.

Политика продолжения империалистической войны, антинародная деятельность Временного правительства вызывали все возрастающую ненависть трудящихся.

К осени 1917 г. общенациональный кризис охватил все стороны экономических и политических отношений. Он нашел свое выражение прежде всего в росте революционной творческой активности народных масс. Они не хотели более жить по-старому и решительно требовали революционных преобразований общественного строя. В ходе развития революции народные массы все теснее сплачивались вокруг партии большевиков, руководимой Лениным.

Росло влияние большевистской партии в профессиональных союзах, фабрично-заводских комитетах и других организациях рабочего класса. Профессиональные союзы объединяли свыше 2 млн. рабочих и служащих. Фабрично-заводские комитеты на предприятиях, по неполным данным, к осени 1917 г. имелись в 34 крупных городах. Состоявшиеся в октябре перевыборы фабзавкомов принесли огромную победу большевикам. Так, в фабрично-заводском комитете Петроградского трубочного завода большевики получили 23 места из 33.

Ивано-Вознесенский Совет рабочих и солдатских депутатов. Фотография 1917 года.

Ивано-Вознесенский Совет рабочих и солдатских депутатов. Фотография 1917 года.

Стачечное движение приобретало ярко выраженный политический характер и проходило под большевистскими лозунгами. Стачка печатников, начавшаяся в первой половине сентября, распространилась на всю страну. В это же время всеобщая стачка железнодорожников заставила правительство пойти на некоторые уступки. Забастовка нефтяников Баку завершилась большой победой рабочих, принудивших предпринимателей заключить с ними коллективный договор. Повсюду рабочие боролись против попыток буржуазии остановить работу на предприятиях, настойчиво добивались контроля над производством и распределением. В забастовке протеста против массовых локаутов на Урале участвовало до 100 тыс. человек. Стачка сопровождалась установлением рабочего контроля на многих предприятиях. Подобные факты наблюдались также в Петрограде, Москве, Донбассе, Харькове, Нижнем Новгороде, в Иваново-Кинешемском текстильном районе и т. д. Рабочее движение в своем развитии вплотную подошло к установлению диктатуры пролетариата в форме Советов.

Рабочий класс завоевал на свою сторону многомиллионные массы крестьянской бедноты. Трудовое крестьянство на опыте убеждалось в необходимости союза с пролетариатом, видя, что правящие партии кадетов, меньшевиков и эсеров не хотят решить вопрос о земле в интересах народа. Могучая волна крестьянских выступлений охватила к осени 1917 г. 91,2% всех уездов России. По официальным правительственным данным, в мае произошло 152 случая захвата помещичьих земель и имений, в августе — 440, в сентябре — 958 случаев. В стране, где преобладало крестьянское население, эти выступления были одним из ярких проявлений общенационального кризиса.

Огромное значение для успеха грядущей социалистической революции имело укрепление влияния большевиков в армии. Особенно сильным большевистское влияние было в гарнизонах крупных промышленных центров, среди моряков Балтийского флота и солдат Северного и Западного фронтов; быстро революционизировались и солдаты других фронтов. 1 (14) октября 1917 г. газета «Солдат» писала: «Возглас «Вся власть Советам!» единодушно раздается по всему фронту — с крайнего Юга до крайнего Севера. Без него не обходится ни одна почти резолюция».

Изменился характер национально-освободительного движения. Народные массы угнетенных наций все активнее становились под интернациональное знамя рабочего класса. Для России, в которой более половины населения составляли угнетенные народы национальных районов, этот факт имел исключительно важное значение.

Процесс революционизирования народных масс получил яркое выражение в большевизации Советов. Рабочие заводов и фабрик отзывали эсеров и меньшевиков, посланных ими ранее в качестве делегатов в Советы, и заменяли их делегатами-большевиками. Так поступили, например, рабочие девяти крупных предприятий Московского и Нарвского районов Петрограда, Адмиралтейского судостроительного завода, фабрики «Скороход» и многих других. Вслед за принятием Петроградским и Московским Советами резолюций о переходе власти к Советам сотни местных Советов в сентябре высказались за переход всей власти в руки рабочих и крестьян.

Общенациональный кризис сказался и в том, что в лагере буржуазно-помещичьей контрреволюции господствовали смятение и раздоры. Правительственная коалиция буржуазных и соглашательских партий полностью проявила свой антинародный характер. Министр-председатель Временного правительства эсер А. Ф. Керенский, занявший после подавления корниловского мятежа также и пост верховного главнокомандующего, разоблачил себя в глазах народа как послушный слуга русской и иностранной буржуазии, как мелкий самовлюбленный авантюрист, метивший в Бонапарты. Другие члены коалиционного правительства, в том числе так называемые министры-социалисты В. М. Чернов и М. И. Скобелев, также показали себя как прямые прислужники империалистической буржуазии. В соглашательских партиях меньшевиков и эсеров нарастал разброд. В обеих партиях усилились левые группировки, ставшие в оппозицию к политике своего партийного руководства. Левые эсеры под влиянием революционных масс крестьянства начали создавать самостоятельную организацию. В партии меньшевиков росла оппозиционная группа интернационалистов.

Успеху борьбы рабочего класса России за социалистическую революцию способствовала и международная обстановка. Мировая война разъединяла и ослабляла крупнейшие империалистические державы. В народных массах воюющих стран — в Германии, Австро-Венгрии, Франции, Италии, на Балканах и т. д. усиливались антивоенные настроения; в ряде этих стран под влиянием революционных событий в России углублялась революционная ситуация. Поднималось национально-освободительное движение в колониях и полуколониях.

На основе всестороннего анализа внутреннего и международного положения великий вождь революции В. И. Ленин в сентябре 1917 г. констатировал наличие общенационального кризиса. «Кризис назрел», — так характеризовал В. И. Ленин суть переживаемого тогда Россией исторического момента.

В ответ на нарастание всенародного возмущения правительство Керенского принимало меры к подавлению растущей революции; оно стягивало к столице казачьи части, которые должны были сменить революционный гарнизон Петрограда. В армии проводилась реорганизация, именшая целью изолировать большевистски настроенные полки. Верховное командование и правительство готовили новый контрреволюционный заговор, вторую корниловщину.

Эсеры и меньшевики пытались противопоставить Советам, в которых они потеряли большинство, так называемое Демократическое совещание и Временный совет республики («Предпарламент»). Демагогические акты правительства Керенского — провозглашение России республикой, роспуск IV Государственной думы — имели целью прикрыть заговор против революции. Правительство намеревалось сдать Петроград немцам для расправы с революционными рабочими. Контрреволюционеры развернули против большевиков новую кампанию клеветы и инсинуаций.

Могучий революционный подъем народных масс, с одной стороны, и происходившая одновременно активизация сил контрреволюции — с другой, обязывали большевистскую партию во имя спасения страны и народа максимально ускорить подготовку вооруженного восстания.