Первая Русская революция в XX веке

Первая Русская революция в XX веке

Вначале XX в. в России созрели предпосылки народной революции — первой революции новой, империалистической эпохи. Противоречия, порожденные пореформенным развитием, достигли к этому времени особой остроты.

Экономический кризис 1900—1903 гг. потряс всю систему российского капитализма.

Кризис начался в легкой промышленности, но с наибольшей силой он поразил новые отрасли тяжелой индустрии. Бездействовало около половины домен и до 45% всех нефтяных скважин. Особенно резко сократилось производство рельсов, паровозов, вагонов. Лишь в конце 1903 и начале 1904 г. в ряде отраслей промышленности появились первые признаки оживления, не перешедшего, однако, в общий подъем.

Кризис сопровождался массовой безработицей, ухудшением условий труда рабочих, разорением множества мелких и средних предпринимателей. Одновременно усилилась концентрация производства, увеличилась мощь крупных и крупнейших предприятий, поддерживаемых банками — иностранными и русскими. Характерной чертой этого периода является возникновение монополистических объединений, преимущественно в форме синдикатов. Число монополий в начале XX в. было невелико (около тридцати). Но они утвердились, хотя и не сразу, в главных отраслях тяжелой промышленности и постепенно овладели важнейшими источниками сырья и топлива. Таковы были «Продамета» — объединение южных металлургических заводов, «Продуголь», в состав которого вошли крупнейшие угольные предприятия Донбасса, «Продвагон», паровозостроительный синдикат и др. В нефтяной промышленности господствовало несколько фирм — Нобеля, Ротшильда, Манташева связанных между собой, а также с другими международными монополиями соглашениями о разделе внутренних и внешних рынков.

Банк Тинькофф

Крайняя неравномерность развития отдельных частей общероссийской капиталистической системы усилилась с переходом к империализму. В России особенно велик был разрыв между немногими, высокоразвитыми отраслями промышленности и остальными ее отраслями. Рядом с крупными индустриальными районами продолжали сохраняться огромные территории, на которых только совершался переход от патриархально-феодальных отношений и полунатурального хозяйства к капитализму в его домонополистических формах. Коренное противоречие российской экономики В. И. Ленин определил так: «...Самое отсталое землевладение, самая дикая деревня — самый передовой промышленный и финансовый капитализм!».

Тридцати тысячам крупнейших землевладельцев принадлежало в начале XX в. 70 млн. десятин земли — примерно столько же, сколько имели 10,5 млн. крестьянских дворов, находившихся в кабале у помещиков. Пока на громадной территории земледельческого центра страны существовали латифундии и отработки, неизбежны были низкий уровень сельского хозяйства, нищета и придавленность миллионов крестьян.

Разорение и экспроприация крестьянства происходили в громадных размерах: за одно десятилетие (с конца 80 до конца 90-х годов) число дворов бедноты — безлошадных и однолошадных — выросло на один миллион. В 1901 г. страну вновь постигли неурожай и голод, охватившие 20 губерний с 24 миллионами населения.

Переплетение нарождавшегося монополистического капитализма с многочисленными пережитками крепостничества, с полицейским произволом и деспотизмом самодержавия составляло решающую особенность общественного строя России начала XX в. Самая насущная историческая задача заключалась тогда в ликвидации царизма и его главного оплота — помещичьего землевладения.

Если аграрный, крестьянский вопрос был ключевым вопросом назревавшей революции, то ее движущие силы и формы борьбы, ее ход и перспективы определялись в громадной мере новой расстановкой классовых сил, созданной развитием капитализма, и прежде всего ростом пролетариата, превращением его в класс-гегемон общедемократического движения.

К началу XX в. рабочий класс являлся самой крупной в стране общественной силой, уже обладавшей значительным опытом стачечной борьбы. Важнейшей чертой массового рабочего движения в России было то, что оно с самого начала выступило под руководством революционной социал-демократии.