С. М. Эйзенштейн за монтажным столом. Фотография 1925 года.

С. М. Эйзенштейн за монтажным столом. Фотография 1925 года.

Вслед за хроникальными съемками боев гражданской войны и отдельных эпизодов восстановления народного хозяйства, вслед за коротенькими агитационными фильмами, робко нащупывавшими художественную форму для выражения новых идей, пришли первые успехи. Режиссеры, имевшие дореволюционный опыт поставили первые героические фильмы о современности («Красные дьяволята», И. Перестиани), историко-революционные картины («Дворец и крепость» А. Ивановского), экранизировали литературные произведения («Поликушка» А. Санина по Л. Толстому с И. Москвиным в главной роли); появились первые веселые комедии («Чудотворец» А. Пантелеева, «Закройщик из Торжка» Я. Протазанова) и фантастические драмы («Аэлита» Я. Протазанова по А. Толстому).

Кинопроизводство быстро налаживалось. Однако для того чтобы кинофильмы были поистине достойными новой революционной тематики и нового революционного зрителя, от режиссеров и постановщиков требовались новые качества: дерзновенная художественная смелость, неукротимое желание сделать свое искусство оружием пролетариата. Молодые одаренные художники-новаторы, отважно экспериментируя в области строения сюжетов, композиции фильма, монтажа, актерской игры, преодолевая немалые трудности, а нередко и серьезные заблуждения, выступили с произведениями, прославившими советское кино на весь мир.

Банк Тинькофф

В первой половине 20-х годов Дзига Вертов создал новый жанр документальной кинопоэмы, воспевающей трудовые подвиги советского народа («Шагай, Совет!», «Шестая часть мира»). Лев Кулешов много сделал для воспитания киноактеров, организации кинопроизводства и сознательного использования специфики киноискусства. В его «Необычайных приключениях мистера Веста в стране большевиков» формальное экспериментаторство сочеталось с поисками средств актуального политического памфлета.

В начале 1925 г. молодой театральный режиссер и художник Сергей Эйзенштейн поставил фильм «Стачка», в котором дал впечатляющие образы рабочей революционной массы и впервые применил ряд новых приемов монтажа, мизансцен, ракурсов, кинометафор.

В конце того же года вышел фильм Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин» — страстный гимн непобедимости революционных масс, фильм, до сих пор неизменно поражающий зрителя силой своих поэтических обобщений и героического пафоса, удивительной свежестью художественного языка. Через несколько месяцев Всеволод Пудовкин в фильме «Мать» по роману Горького воссоздал необычайно точную атмосферу действия, подлинно реалистические, живые и одухотворенные образы русских революционных рабочих.

В. Пудовкин во время съемки картины Минин и Пожарский. Фотография 1939 года.

В. Пудовкин во время съемки картины Минин и Пожарский. Фотография 1939 года.

Художественный метод социалистического реализма получил в дальнейшем сложное, порой неровное, противоречивое, но в целом победоносное развитие в фильмах «Октябрь» и «Старое и новое» С. Эйзенштейна и Г. Александрова, «Конец Санкт-Петербурга» и «Потомок Чингис-хана» В. Пудовкина, «Бухта смерти» и «Привидение, которое не возвращается» А. Роома, «Обломок империи» Ф. Эрмлера, «Турксиб» В. Турина, «Земля жаждет» Ю. Райзмана, «Дон Диего и Пелагея» Я. Протазанова и во многих других. Режиссер Э. Шуб создала новый жанр историко-революционного публицистического фильма, смонтированного из старых документальных съемок.

Неотъемлемой чертой советского киноискусства, резко отличающей его от кинематографии капиталистического мира, явился его многонациональный характер. Фильмы, созданные на Украине, в Белоруссии, Закавказье, Средней Азии, будучи объединены социалистическим содержанием, имеют свой отчетливо выраженный национальный колорит, тесно связаны с традициями национальной литературы и искусства, родной природой и бытом.

В 20-х годах на Украине расцвело неповторимое творчество выдающегося мастера кинематографии Александра Довженко. В «Арсенале» он воспевает обобщенные романтические образы революции и гражданской войны, а в «Земле» на материале коллективизации деревни — неминуемую победу нового над старым. В Грузии появляются героические фильмы Николая Шенгелая («Элисо») и острые сатиры Михаила Чиаурели («Хабарда»); в Армении Амо Бек-Назаров экранизирует произведения армянской литературной классики, ставит веселые комедии. В Белоруссии Ю. Тарич соз дает драматические историко-революционные картины. В конце 20-х годов рождается киноискусство Узбекистана и Таджикистана.