Демонстрация рабочих и солдат в Петрограде 18 июня 1917 года. Фотография.

Демонстрация рабочих и солдат в Петрограде 18 июня 1917 года. Фотография.

Об усилении влияния большевиков свидетельствовали и результаты перевыборов в Советы в мае-июне 1917 г. В Петроградском Совете большевики завоевали около половины мест в рабочей секции Совета и около одной четверти — в солдатской. В Московском Совете большевистская фракция стала самой крупной. Прочные позиции большевики имели в Советах Иваново-Вознесенска, Орехово-Зуева, Луганска, Кронштадта, Красноярска и некоторых других городов.

Но процесс освобождения масс от доверчивого отношения к Временному правительству, процесс отхода их от соглашательских партий шел неравномерно: быстрее — в крупных промышленных центрах, значительно медленнее — на обширной периферии. Это отразилось на составе делегатов I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, который открылся в Петрограде 3 июня 1917 г. Из 777 делегатов, заявивших о своей партийной принадлежности, было 105 большевиков, 285 эсеров, 248 меньшевиков.

Туры в Таиланд - 728*90

В своих выступлениях на съезде лидеры меньшевиков и эсеров с особенной настойчивостью пытались доказать необходимость сохранения коалиции с буржуазией. Главный аргумент соглашателей сформулировал меньшевик Церетели, заявивший, что в России нет такой политической партии, которая могла бы взять в свои руки полноту государственной власти. «Есть такая партия!» — раздался громкий голос со скамей большевиков. Это был голос Ленина.

В речи, произнесенной 4 июня, Ленин разбил все доводы соглашателей. Их программа, сказал он,— это не программа революционной демократии, о которой здесь так безмерно много говорят, а программа буржуазной парламентарной республики. Но рядом с буржуазным правительством новый тип власти существовать не может. Одно из двух: или идти вперед, к пролетарски-крестьянской демократической республике, в которой власть принадлежала бы только Советам, или назад — к обычному буржуазному правительству, и тогда Советы будут разогнаны контрреволюционными генералами или умрут бесславной смертью. Отвечая Церетели, В. И. Ленин заявил, что партия большевиков не отказывается от власти, каждую минуту она готова взять власть целиком, с тем чтобы осуществить свою программу.

В другом выступлении, 9 июня, Ленин вскрыл империалистический характер войны, которую продолжало Временное правительство, и убедительно показал, что выйти из войны можно только на путях социалистической революции. «Поддерживайте революцию угнетенных капиталистами классов,— призывал Ленин,— свергайте класс капиталистов в своей стране и тем давайте пример другим странам. Только в этом социализм. Только в этом борьба с войной».

Речи В. И. Ленина произвели сильное впечатление на рядовых делегатов съезда Советов. Меньшевистско-эсеровским лидерам пришлось приложить немало усилий, чтобы провести на съезде резолюцию доверия коалиционному правительству, а также решение, одобряющее «оборону отечества» и санкционирующее организацию наступления на фронте. В избранном съездом Центральном исполнительном комитете (ЦИК) Советов мелкобуржуазные партии получили подавляющее большинство мест.

Однако уже в эти дни отчетливо выявилось глубокое расхождение между соглашательской верхушкой Советов и революционными массами. Среди рабочих и солдат столицы стихийно нарастало движение за организацию антиправительственной демонстрации в знак протеста против провокационных действий по отношению к рабочим и гарнизону Петрограда: правительство готовило «разгрузку» столицы от ряда предприятий вместе с их революционными коллективами и собиралось вывести из города революционно настроенные воинские части. Большевики были против стихийных, разрозненных выступлений и развернули подготовку к проведению организованной мирной демонстрации под лозунгом «Вся власть Советам!» Демонстрация намечалась на 10 июня. Она должна была показать съезду Советов подлинные настроения трудящихся.

Узнав о готовящейся демонстрации, меньшевистско-эсеровские руководители подняли яростную кампанию против большевиков и провели на съезде Советов резолюцию о запрещении всяких демонстраций «на три дня». Однако это решение вызвало такое сильное недовольство рабочих, что соглашатели вынуждены были сами назначить на 18 июня демонстрацию, надеясь провести ее под антибольшевистскими лозунгами.

Большевики приняли вызов. Они призвали рабочих и солдат выйти на улицы, спокойно и уверенно заявить о своих желаниях: «Пусть завтрашний день..., день мирной манифестации, превратится в день грозного протеста революционного Петрограда против возрождающегося гнета и произвола!»

18 июня на демонстрацию вышло около полумиллиона человек. Подавляющее большинство шло под лозунгами: «Вся власть Советам!», «Долой десять министров-капиталистов!», «Хлеба, мира, свободы!», «Рабочий контроль над производством!» Мощные революционные демонстрации состоялись в этот и последующие дни также в Москве, Иваново-Вознесенске, Сормове, Коломне, Киеве, Харькове, Екатеринославе и многих других городах. Таким образом, замысел соглашателей потерпел полную неудачу. Даже глава кадетской партии Милюков вынужден был признать, что июньская демонстрация вылилась в «торжество большевиков».

К этому времени в буржуазных кругах уже сложилось убеждение, что меньшевики и эсеры неспособны своими уговорами и декларациями остановить развитие революции и что единственным эффективным средством контрреволюции является сила. Особое значение в связи с этим придавалось готовившемуся правительством и Ставкой наступлению на фронте. На следующий же день после сформирования коалиционного правительства его глава князь Львов заявил: «Страна должна сказать свое властное слово и послать свою армию в бой». В свою очередь английские, французские и американские империалисты подстегивали Временное правительство, также рассчитывая, что успешное наступление поможет «обуздать» русскую революцию. Лидеры меньшевиков и эсеров разделяли эти планы. «Они еще говорят о мире, но готовят наступление»,— отмечал в эти дни Вандервельде, один из социал-шовинистских эмиссаров, присланных в Россию правительствами Антанты.

18 июня, в день демонстрации в Петрограде, Временное правительство, заручившись поддержкой I съезда Советов, погнало русскую армию в наступление. Решение правительства вызвало огромное возмущение на фронте. На многочисленных митингах солдаты выступали с требованием: «Долой войну!» На Западном фронте из пятнадцати дивизий, получивших приказ перейти в наступление, десять не вышли даже на исходные позиции. В одной только 5-й армии Северного фронта за отказ идти в наступление было привлечено к суду около 13 тыс. солдат. Процесс революционизирования солдатских масс продвинулся очень далеко. Генерал Брусилов в донесении военному министру писал: «...В некоторых полках открыто заявляют, что для них кроме Ленина нет других авторитетов».

Недовольство солдат войной за чуждые им цели, недоверие к командному составу, а также нехватка снарядов и артиллерии определили неудачу наступления. Военная авантюра Временного правительства обошлась русской армии в 60 тыс. новых жертв.