Демонстрация в Москве у памятника первопечатнику Ивану Федорову. Фотография. Март 1917 года.

Демонстрация в Москве у памятника первопечатнику Ивану Федорову. Фотография. Март 1917 года.

Но царизм еще сопротивлялся. Ставка предпринимала отчаянные усилия для того, чтобы стянуть к Петрограду надежные войска, изолировать столицу и подавить революцию.

Борьба с царизмом вступила в завершающую фазу. Еще в разгар восстания Бюро Центрального Комитета большевистской партии выработало важный революционный документ — манифест «Ко всем гражданам России». Он призывал рабочих и солдат немедленно избрать своих представителей во Временное революционное правительство, которое «под охраной восставшего революционного народа» должно стать во главе нарождающегося республиканского строя, подавить контрреволюцию, выработать временные законы, защищающие права и вольности народа, конфисковать помещичьи, монастырские, удельные земли, ввести 8-часовой рабочий день, созвать Учредительное собрание на основе всеобщего, прямого, равного избирательного права с тайной подачей голосов.

Банк Тинькофф

Неотложная задача революционного правительства, говорилось в манифесте,— войти в сношения с пролетариатом воюющих стран для совместной борьбы против своих угнетателей и для немедленного прекращения кровавой войны. Большевистский манифест сыграл крупную роль в сплочении трудящихся масс для борьбы за окончательный разгром царизма, против попыток империалистической буржуазии спасти монархию.

Буржуазию и ее лидеров восстание застало врасплох. «Никто из нас, — признавал в беседе с французским послом кадет В. Маклаков,— не предвидел огромности движения; никто из нас не ждал подобной катастрофы». С начала восстания руководители буржуазно-помещичьих партий пытались установить контакт с находившимся в Ставке царем, а также с придворными кругами и верхушкой генералитета, пытаясь убедить их в необходимости создать правительство, пользующееся «доверием» страны, и тем самым разрядить обстановку. На тревожные телеграммы председателя IV Государственной думы октябриста М. В. Родзянко царь ответил указом о перерыве занятий Думы. Указ был оглашен 27 февраля, и депутаты молча ему подчинились.

Таврический дворец, в котором заседала Дума, находился в центре района, охваченного восстанием. Рабочие и солдаты заняли дворец, превратив его в свой опорный пункт. Между тем депутаты, собравшись после роспуска Думы на частное совещание спешно образовали для «восстановления порядка» Временный комитет Государственной думы во главе с Родзянко. В комитет вошли деятели буржуазнопомещичьего «прогрессивного блока» и два представителя мелкобуржуазных фракций Думы — меньшевик Н. С. Чхеидзе и трудовик А. Ф. Керенский (после революции он примкнул к эсерам). «Это было расширение блока налево... Страх перед Улицей загнал в одну «коллегию» Шульгина и Чхеидзе»,— писал впоследствии сам В. В. Шульгин, лидер одной из группировок правых.

Меньшевики еще раньше сотрудничали с буржуазией и в Думе, и в военно-промышленных комитетах. Вплоть до самого восстания они поддерживали программу мирной «революции ради победы», а теперь выступали перед восставшими рабочими и солдатами с призывами к сохранению «порядка» и сплочению вокруг Думы. В разгар восстания на авансцене событий появился и Керенский. Адвокат по профессии, приобретший известность выступлениями на политических процессах, он не скупился на революционные фразы и театральные жесты «народного трибуна», которые первое время производили впечатление на доверчивую массу.

При активном участии мелкобуржуазных лидеров создавался миф о руководящей роли Думы в революции, облегчивший затем переход государственной власти к буржуазии. Временный комитет был промежуточным этапом на этом пути. Комитет назначил комиссаров Думы в министерства, создал военную коллегию, которая пыталась с помощью офицеров подчинить себе петроградский гарнизон. Солдатам предписывалось «немедленно возвратиться в свои казармы». Но все усилия в этом направлении, как и действия царской Ставки, были обречены на провал.

Митинг перед зданием Городской Думы в Киеве. Фотография. Март 1917 года.

Митинг перед зданием Городской Думы в Киеве. Фотография. Март 1917 года.

При первых известиях о начавшейся революции вспыхнули восстания солдат в Ораниенбауме, Петергофе, Стрельне и других ближайших к столице местностях. Вооруженные солдаты двинулись походным порядком на помощь петроградским рабочим. 28 февраля капитулировал последний очаг сопротивления царизма район Адмиралтейства. Воинские части, направленные с фронта для подавления восстания, перехватывались на подступах к Петрограду революционными отрядами и под их влиянием отказывались повиноваться командованию. Николай II, выехавший из Ставки, не мог добраться до столицы, так как дорога была занята революционными войсками.

Телеграфное сообщение о победе революции было в тот же день получено в Москве. По призыву Московского областного бюро Центрального Комитета и Московского Комитета партии большевиков рабочие Москвы дружно поддержали петроградское восстание всеобщей политической забастовкой.

Военные власти ввели в Москве осадное положение, запретили собрания и демонстрации. Буржуазные политические деятели, промышленники, банкиры, пытаясь воспрепятствовать возникновению революционной власти, создали «Комитет общественных организаций», в который они пригласили представителей легальных рабочих союзов. Однако московские улицы уже были во власти народа. Рабочие разоружали полицию, привлекали на свою сторону солдат, захватывали склады с оружием. К вечеру 1 марта весь гарнизон, за исключением юнкеров двух военных училищ, присоединился к восставшим. Рабочие и солдаты заняли Кремль, арсенал, вокзалы, градоначальство, охранное отделение, полицейские участки, телеграф, телефонную станцию.

На борьбу поднялись народные массы во всех частях страны. Повсюду прекращалась работа на предприятиях. Рабочие и солдаты свергали старые власти, освобождали политических заключенных. Стихийно возникали многолюдные демонстрации солидарности с революционным Петроградом. В крупных городах (Петроград, Нижний Новгород, Харьков, Одесса и др.) создавалась рабочая милиция. Вышли из подполья и развернули открытую организационную и политическую работу в массах большевики.

В Кронштадте. Ревеле (Таллине) и Гельсингфорсе (Хельсинки) восстали матросы Балтийского флота и войска гарнизонов. Известие о революции, радостно встреченное солдатской массой, быстро распространилось на всем протяжении тысячеверстного фронта. Матросы и солдаты по собственному почину устраняли наиболее ненавистных офицеров, заменяя их выборными командирами.

Февральская буржуазно-демократическая революция победила. Россия сделала в течение нескольких дней огромный шаг вперед — от произвола и беззакония монархии Романовых к широкой политической свободе. Гегемония пролетариата, возглавившего миллионы крестьян, одетых в солдатские шинели, обеспечила успех революции.