Ф. А. Афанасьев. Фотография 1905 года.

Ф. А. Афанасьев. Фотография 1905 года.

К концу 1905 г. революция достигла высшей точки своего развития. В октябре — декабре в стачечном движении участвовало в полтора раза больше рабочих, чем в начале революции, причем особенно сильно возросло число участников политических стачек.

В первых рядах революционной борьбы выступал пролетариат Москвы. Движением руководил Московский комитет РСДРП. Стачка типографских рабочих, начавшаяся 19 сентября, в течение нескольких дней переросла в общегородскую политическую стачку. Большую роль играли возникшие в ходе борьбы профессиональные организации. 24—25 сентября на улицах Москвы произошли кровавые столкновения рабочих с полицией. Сентябрьская битва московских рабочих явилась прологом к новым событиям, охватившим всю Россию.

6 октября забастовали рабочие мастерских Московско-Казанской железной дороги. 7 октября стачка охватила большинство дорог Московского узла, а спустя пять дней — четырнадцать крупнейших железных дорог страны общим протяжением в 40 тыс. к.м. Важнейшими требованиями железнодорожников было установление 8-часового рабочего дня и немедленный созыв Учредительного собрания на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права. Почин железнодорожников подхватили рабочие фабрик и заводов. Вслед за Москвой и Петербургом стачка распространилась на самые отдаленные районы страны. Бастовали все отряды пролетариата — промышленные рабочие, работники городского хозяйства, почтальоны и телеграфисты, приказчики магазинов, домашняя прислуга и др. Во всероссийской стачке участвовало не менее 1 млн. 750 тыс. только фабрично-заводских и железнодорожных рабочих и служащих. Жизнь страны была парализована. Закрылось большинство учреждений. К движению примкнули мелкие чиновники и демократическая интеллигенция. Аудитории университетов превратились в моста массовых революционных митингов.

Банк Тинькофф

Н. Э. Бауман. Фотография 1902 года.

Н. Э. Бауман. Фотография 1902 года.

В ходе всеобщей стачки дело не раз доходило до открытой вооруженной борьбы. Баррикадные бои произошли в Екатеринославе, Харькове и других пролетарских центрах. Царизм вел настоящую войну с революционными рабочими. Петербургский генерал-губернатор Тропов издал в эти дни палаческий приказ: «Холостых залпов не давать и патронов не жалеть».

Вскоре царскому правительству стало ясно, что путем одних репрессий расправиться с революцией не удастся. Войска колебались. В правящих кругах царила растерянность. Николай II укрылся в Петергофе, с тем чтобы в случае крайней опасности бежать оттуда морем за границу. Железнодорожная связь с Петергофом была прервана; сообщение с ним поддерживалось лишь пароходами.

В этой обстановке одержала верх точка зрения тех придворно-бюрократических кругов, которые считали необходимым пойти на новые, более серьезные уступки, чтобы выиграть время для подавления революции.

17 октября царь Николай II подписал манифест о «даровании» политических свобод и о созыве законодательной Думы. Одновременно состоялось назначение С. Ю. Витте, получившего графское звание за «успех» своей дипломатической миссии в Портсмуте, на только что созданный пост председателя Совета министров. Выбор этой кандидатуры был рассчитан на то, чтобы угодить как русской буржуазии, так и иностранным финансистам, с которыми царское правительство вело переговоры о получении большого займа для подавления революции.

Манифест 17 октября был с ликованием встречен в буржуазной среде. Крупная буржуазия и обуржуазившиеся помещики организовали партию — «Союз 17 октября» («октябристы»), с самого начала ставшую на открыто контрреволюционные позиции. Часть либеральных помещиков и буржуазии, а также верхушка буржуазной интеллигенции создали партию «конституционных демократов» («кадеты») — с ними пошла и опьяненная первой победой над самодержавием часть городской мелкой буржуазии. Кадеты пытались превратить свою партию в массовую: с этой целью до поры до времени не раскрывали своего монархизма, хотя сразу же отмежевались от революционного лозунга демократической республики.

Требование 8-часового рабочего дня они принимали с характерной оговоркой: «где это является по техническим условиям возможным». Демократическая фразеология либеральных политиков вроде П. Н. Милюкова — профессора истории, ставшего лидером кадетов,— служила прикрытием для закулисных переговоров с Витте об условиях возможного вхождения буржуазных деятелей (октябристов и кадетов) в правительство.

Большевики призвали рабочий класс, весь народ продолжать решительную революционную борьбу, чтобы завоевать свободу не на словах, а на деле. В. И. Ленин писал в большевистской газете «Пролетарий»: «Царь далеко еще не капитулировал. Самодержавие вовсе еще не перестало существовать. Оно только отступило, оставив неприятелю поле сражения, отступило в чрезвычайно серьезной битве, но оно далеко еще не разбито, оно собирает еще свои силы, и революционному народу остается решить много серьезнейших боевых задач, чтобы довести революцию до действительной и полной победы».

События подтвердили прогноз Ленина. Сразу же после опубликования манифеста царизм попытался перейти в наступление. При покровительстве и прямом участии дворцовой камарильи черносотенная монархическая организация «Союз русского народа» устроила во многих городах кровавые погромы. Черносотенцами были убиты один из ближайших сподвижников Ленина Н. Э. Бауман, замечательный рабочий-революционер Ф. А. Афанасьев и Другие выдающиеся руководители народной борьбы.

Активизирующейся контрреволюции рабочий класс противопоставил консолидацию революционных сил. После октябрьской стачки расширились возможности для легальной работы. Рабочие революционным путем осуществляли свободу слова, печати, уличных собраний. В Петербурге начала издаваться первая большевистская легальная газета «Новая жизнь». В ноябре 1905 г. В. И. Ленин вернулся из эмиграции в Россию, возглавив всю деятельность большевиков по организации масс и подготовке вооруженного восстания. Создавались военные и боевые организации большевиков, быстро пополнялись ряды социал-демократии и вместе с тем усиливалось стремление массы рядовых партийцев к единству действий. В низовых организациях развернулось движение за объединение партии. В ряде районов создавались федеративные и объединенные социал-демократические комитеты.

Ленин и большевики, ведя неустанную борьбу против раскола в РСДРП, за воссоздание единой пролетарской партии на революционно-марксистской основе, считали необходимым пойти навстречу требованиям снизу. В масштабе всей партии объединение произошло позднее, в 1906 г. на IV съезде РСДРП. Оно не устранило принципиальных разногласий между революционным крылом партии и оппортунистами. Большевики последовательно отстаивали решения III съезда, сплачивая вокруг них передовых рабочих. Влияние большевиков росло, меньшевики постепенно теряли свои позиции и авторитет в рабочем классе.