Военная подготовка отрядов Красной гвардии в период корниловского мятежа. Петроград. Осень 1917 года.

Военная подготовка отрядов Красной гвардии в период корниловского мятежа. Петроград. Осень 1917 года.

После июльских событий буржуазия начала усиленную мобилизацию своих сил, добиваясь полного разгрома революции и установления военной диктатуры, которая расчистила бы дорогу для реставрации монархии.

Организатором заговора против революции явилась партия кадетов. Она опиралась на поддержку всей буржуазно-помещичьей контрреволюции и империалистических кругов западных стран.

Активизация «Главного комитета офицерского союза», объединившего контрреволюционные элементы в армии и флоте, созыв Всероссийского торгово-промышленного съезда также были звеньями подготовлявшегося заговора. Один из основных центров контрреволюции находился в Ставке. 18 июля вместо Брусилова на пост верховного главнокомандующего был назначен генерал Корнилов, которого российская буржуазия и союзники намечали в диктаторы. «Все мои симпатии были на стороне Корнилова... Корнилов гораздо более сильный человек, чем Керенский»,— отмечал английский посол в России Бьюкенен.

Туры в Таиланд - 728*90

12 августа в Москве в Большом театре открылось «Государственное совещание», созванное Временным правительством под флагом «единения государственной власти со всеми организованными силами страны». Здесь были депутаты Государственной думы четырех созывов, представители городских дум, земств, торгово-промышленных кругов и банков, военщины, духовенства и т. д. Соглашательские советы представляла делегация в составе меньшевиков и эсеров.

«Государственное совещание» открылось воинственной речью Керенского, угрожавшего расправиться «железом и кровью» со своими противниками. Затем генерал Корнилов изложил свою программу борьбы с революцией, призвав к решительным мерам для «поднятия дисциплины на фронте» и наведения «порядка» в тылу. Откровенно погромную речь произнес казачий атаман Каледин, который потребовал упразднить Советы, ввести смертную казнь и в тылу, военизировать железные дороги и промышленность, работавшие на войну.

Международная реакция активно поддержала «Государственное совещание». Президент Соединенных Штатов Вильсон прислал ему приветственную телеграмму, в которой обещал оказать «всяческую материальную поддержку правительству России» в борьбе «против всех врагов, внутренних и внешних».

По призыву большевиков пролетариат противопоставил этому смотру контрреволюционных сил грандиозную забастовку в Москве, охватившую свыше 400 тыс. рабочих. Забастовки протеста вспыхнули также в Киеве, Харькове, Саратове, Костроме и других городах. Они показали что сознательный пролетариат идет за большевиками.

Вернувшись после «Государственного совещания» в Ставку, Корнилов приступил к практическому осуществлению заговора. 21 августа он сдал немцам Ригу, возложив вину за это на солдат. Тогда же буржуазная печать подняла шумную кампанию против большевиков, обвиняя их в подготовке восстания в Петрограде. Вслед за тем под предлогом защиты столицы Ставка с согласия Временного правительства двинула в район Петрограда воинские части, которые считала наиболее надежными: III конный корпус казаков и так называемую дикую дивизию, состоявшую из кавказских горцев-мусульман. Общее командование было возложено на генерала Крымова. В секретном приказе, изданном 25 августа, Крымов так определял цели похода: «Верховный главнокомандующий повелел мне восстановить порядок в Петрограде, Кронштадте и во всем Петроградском военном округе, причем указал: подтвердить всем войсковым начальникам, что против неповинующихся лиц, гражданских и военных, должно быть употребляемо оружие без всяких колебаний или предупреждений». В самом Петрограде контрреволюционные монархистские организации готовились инсценировать «большевистский мятеж», чтобы дать повод карательным частям Крымова для вооруженной расправы с рабочими и революционными солдатами.

Активную помощь контрреволюционным заговорщикам оказали иностранные империалисты. Буржуазная печать Америки, Англии, Франции высказывала открытое сочувствие Корнилову. В составе корниловских войск имелись английские и французские офицеры, переодетые в русскую военную форму.

Соучастником корниловского заговора был и Керенский, который до последней минуты искал путь к соглашению с военной кликой. Лишь после того, как ему стало ясно, что Корнилов не намерен делить с ним власть, а народное возмущение может смести вместе с «корниловщиной» и «керенщину», он объявил Корнилова государственным изменником и отдал приказ о его аресте. «Керенский — корниловец, рассорившийся с Корниловым случайно и продолжающий быть в интимнейшем союзе с другими корниловцами»,— писал В. И. Ленин.

Военные действия, начатые Корниловым, поддержали политическим маневром министры-кадеты. В разгар событий они подали в отставку, чтобы дезорганизовать правительство и принудить Керенского к соглашению с Корниловым.

Корниловский мятеж вызвал могучий отпор со стороны широчайших масс трудящихся. Керенский и соглашательский Центральный исполнительный комитет Советов проявляли полную растерянность и беспомощность. Организаторами разгрома корниловщины выступили большевики.

Центральный Комитет большевистской партии призвал рабочих и солдат выступить на решительную борьбу с контрреволюцией. Партия развернула кипучую деятельность по разъяснению истинного характера корниловщины, привела в действие все организации рабочего класса — Советы, профессиональные союзы, фабрично-заводские комитеты, Красную гвардию. Особое внимание большевики уделили вооружению рабочих. Количество вооруженных рабочих только в Петрограде достигло 40 тысяч. На заводах день и ночь изготовлялись оружие и снаряды. Рабочие рыли окопы вокруг Петрограда, ставили проволочные заграждения. В боевую готовность были приведены революционные части столичного гарнизона. На защиту Петрограда прибыло несколько тысяч вооруженных кронштадтских матросов. Сотни агитаторов-большевиков проникли в воинские части, направленные Корниловым к столице, и под их влиянием солдаты и казаки начали переходить на сторону рабочих. На Западном фронте революционные солдаты установили контроль над железнодорожными узлами Минска, Гомеля, Витебска, Орши, а также над шоссейными дорогами, ведущими к Киеву и Петрограду. Железнодорожники разбирали пути, чтобы воспрепятствовать проезду корниловских эшелонов.

В ходе борьбы с корниловщиной Советы рабочих и солдатских депутатов стали центрами организации революционных сил. Во многих местах были созданы при Советах революционные комитеты, руководимые большевиками. В. И. Ленин тогда писал, что «достаточно было «свежего ветерка» корниловщины, обещавшего хорошую бурю, чтобы все затхлое в Совете отлетело на время прочь и инициатива революционных масс начала проявлять себя как нечто величественное, могучее, непреоборимое». В Москве, Харькове, Царицыне, Нижнем Новгороде, на Урале, в Донбассе, в Сибири и на Кавказе, на многих железнодорожных станциях большевики выступили организаторами революционных масс для борьбы с корниловцами.

Убедившись в провале похода на Петроград, генерал Крымов застрелился. Корниловщина потерпела крах.