Назревание революционного кризиса в стране было ускорено русско-японской войной. Военные поражения с особенной остротой вскрыли гнилость царизма. «Маленькая победоносная война», к которой призывали реакционеры, чтобы предотвратить «беду внутри России», привела лишь к дальнейшему падению престижа царизма.

Буржуазия была напугана развитием событий. Шовинистические настроения первых месяцев войны сменились в либеральных кругах, особенно после падения Порт-Артура, ростом недовольства. Правительство прибегло к маневру, сделав несколько пустых, декларативных заявлений о своем доверии к «зрелым общественным силам» и слегка смягчив полицейские ограничения деятельности либералов. В стране развернулась «банкетная кампания» — поток петиций и речей, в которых земцы-либералы призывали правительство заключить мир и вступить пока не поздно на путь конституционных реформ.

Меньшевики предлагали рабочим принять участие «в банкетной кампании», уверяя, что это подтолкнет либеральную буржуазию к более активным действиям. Против меньшевистского плана решительно выступили большевики во главе с В. И. Лениным. Они указывали, что ограничивать рабочее движение манифестациями в поддержку либералов, значит отвлекать пролетариат от его главной задачи — подготовки к открытым революционным боям. Большевики стояли за поражение царизма в русско-японской войне, ибо оно облегчало его свержение, ускоряло революцию. Это была подлинно патриотическая и интернационалистская позиция, отвечавшая кровным интересам рабочего класса, всего народа.

Туры в Таиланд - 728*90

Рост стачечной борьбы, усиление антивоенных настроений в деревне и армии свидетельствовали о приближении революции. В конце 1904 г. всеобщая стачка нефтяников Баку, проходившая под руководством большевиков, закончилась победой — заключением первого в истории рабочего движения в России коллективного договора рабочих с нефтепромышленниками. Бакинцы были поддержаны забастовками солидарности в Петербурге и других городах.

Колыбелью революции явился пролетарский Петербург. Рабочие столицы развернули в 1904 г. активную борьбу за улучшение своего экономического положения. Опасаясь, что одни репрессии не остановят рабочего движения, правительство снова прибегло к «полицейскому социализму», но уже в более замаскированном виде.

При поддержке властей священник Гапон организовал «Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга» с отделениями на крупнейших предприятиях столицы. Задачей этой организации было мирное урегулирование конфликтов с предпринимателями, предотвращение революционных выступлений, укрепление среди наименее сознательной, недавно вышедшей из деревни части пролетариата наивной веры в «царя-батюшку», который защитит свой народ от «бар». То, что не удалось жандармскому полковнику Зубатову, царские сановники надеялись осуществить при помощи его последователя, облаченного в рясу.

Большевики повели энергичную борьбу против разлагающей деятельности гапоновских организаций. Но силы большевиков в столице были невелики, к тому же социал-демократические организации ослабляло раскольническое поведение меньшевиков. Между тем ход событий вел к открытому столкновению пролетарской массы с самодержавием.