Обращение ВЦИК в связи с покушением на В. И. Ленина. Листовка.

Обращение ВЦИК в связи с покушением на В. И. Ленина. Листовка.

К середине 1918 г. главным, коренным вопросом в жизни молодой Советской республики стала борьба с иностранной интервенцией и внутренней контрреволюцией: или Советская власть будет уничтожена вооруженными силами империализма и контрреволюции, или она победит в военной схватке и отстоит свое существование,— так стоял этот вопрос.

Наступая со всех сторон, враг захватил три четверти Советской страны. В руках Советской власти оставались лишь губернии Центральной России с такими городами, как Москва, Петроград, Нижний Новгород, Тверь, Иваново-Вознесенск, Смоленск, Вятка, Вологда, Брянск, Тула.

Республика Советов, окруженная и осажденная врагами, преодолевала неимоверные трудности. Она лишилась украинского, сибирского, волжского хлеба. В городах и рабочих поселках трудящимся выдавали по карточкам лишь небольшую часть необходимого продовольствия. Голод охватил страну. Голодала и Москва — столица Советского государства.

Захваченные врагами районы ранее давали стране 90% каменного угля, 85% железной руды, там производилось три четверти чугуна и стали. Потеря этих районов поставила промышленность Центральной России в тяжелое положение. Из-за отсутствия сырья и топлива сокращалось промышленное производство, останавливались многие заводы и фабрики.

Туры в Таиланд - 728*90

Вражеская агентура развернула в советском тылу широкую подрывную деятельность, стремясь нанести удар Советской власти в ее главных, жизненных центрах. В короткий срок возникли многочисленные подпольные контрреволюционные организации — монархические, кадетские, анархистские, эсеровские, меньшевистские. Они носили различные названия и выдвигали различные программы, как правило, крайне демагогические и широковещательные. Но все они финансировались иностранными империалистами, их деятельность координировалась и направлялась шпионами Антанты, нередко занимавшими официальные дипломатические посты. Американский посол Фрэнсис, французский посол Нуланс, английский дипломатический представитель Локкарт и др. стали непосредственными организаторами российской контрреволюции. Гостиница «Золотой якорь» в Вологде, куда в марте 1918 г. выехали послы держав Антанты, превратилась в заговорщический центр.

В. И. Ленин в июле 1918 г. констатировал, что период мирной передышки, достигнутой в результате Брестского мира, закончился. «Мы снова попали в войну, мы находимся в войне, и эта война не только гражданская, с кулаками, помещиками, капиталистами, которые теперь объединились против нас,— теперь уже стоит против нас англо-французский империализм... .».

В июле 1918 г. вспыхнули подготовленные международным империализмом контрреволюционные мятежи в Москве, Ярославле, Муроме и других городах Центральной России. Против Советской власти выступил командующий советскими войсками на чехословацком фронте, левый эсер, бывший подполковник старой армии Муравьев. Войска интервентов на севере России намеревались продвинуться на юг и соединиться с мятежниками.

Опираясь на поддержку всего трудового народа, Советская власть быстро подавила контрреволюционные мятежи. После ликвидации мятежа в Ярославле, в конце июля 1918 г., большинство иностранных дипломатических представителей покинуло Вологду и переехало в Архангельск. Но подрывная деятельность империалистической агентуры не прекратилась. Под руководством английского дипломата-разведчика Локкарта на конец августа — начало сентября 1918 г. намечался новый мятеж в Москве; заговор был своевременно раскрыт органами ВЧК, а Локкарт арестован. 30 августа 1918 г. эсеры произвели злодейское покушение на В. И. Ленина. Вождь пролетарской революции был тяжело ранен.

Тогда же, летом 1918 г. по республике прокатилась волна кулацких мятежей. Осуществление революционных преобразований, развитие социалистической революции в деревне вызвало ожесточенное сопротивление кулачества. Кулаки не только отказывались давать хлеб рабочим, но и выступили с оружием в руках против пролетарского государства. «...Последний и самый многочисленный из эксплуататорских классов восстал против нас в нашей стране»,— писал В. И. Ленин. Наибольшего обострения борьба с кулачеством достигла в период «июльского кризиса», когда «кулацкое восстание пробежало по всей России».

Политические и военные трудности, которые переживало Советское государство, усугублялись серьезными колебаниями среднего крестьянства. Значительная часть середняков, недовольная хлебной монополией, не оказывала активной поддержки Советскому правительству. Получив землю, середняки еще не осознали, что только революционный рабочий класс может предотвратить возвращение помещиков и что полученную землю и свободу нужно отстаивать в упорной борьбе с врагами Советского государства. Многие крестьяне, сочувствуя Советской власти, полагали в то же время, что она не устоит против объединенного натиска врага, и не решались открыто выступить в ее защиту.

Несмотря на крайне тяжелую обстановку, рабочий класс и беднейшее крестьянство Советской страны не пали духом. Под руководством Коммунистической партии они вели самоотверженную войну против вторгшихся иностранных войск и свергнутых революцией, но не сдавшихся эксплуататорских классов.

В ответ на белый террор, который применяли к трудящимся империалисты и контрреволюционеры, Советская власть объявила красный террор. Возглавляемая Ф. Э. Дзержинским ВЧК стала грозой буржуазии, обнаженным мечом революции.

Империалистические правительства и пресса развернули в связи с объявлением красного террора клеветническую кампанию против Советского государства, старательно замалчивая, что к суровым мерам борьбы Советская власть перешла в силу необходимости и лишь после того, как сами империалисты начали вооруженную интервенцию, а внутренняя контрреволюция развязала гражданскую войну. Американский прогрессивный писатель, очевидец событий Октября, Альберт Рис Вильямс отметил: «Эта революция была почти полностью бескровной, до тех пор пока пули убийц не ранили Ленина и не началась иностранная интервенция».

Советская власть вначале не применяла смертной казни к контрреволюционерам. Как рассказывал заместитель председателя ВЧК Я. X. Петерс, работники ВЧК в течение нескольких месяцев отклоняли смертную казнь в качестве «средства борьбы с врагами». Положение изменилось, когда интервенты и белогвардейцы повели против Советского государства злобную и беспощадную войну. Они покушались на жизнь Ленина, убили видных партийных деятелей — Урицкого, Володарского — и многих других коммунистов, зверски расстреливали рабочих и крестьян в захваченных городах и селах, открыто заявляли, что не остановятся ни перед чем для свержения Советской власти.

При этих условиях щадить врага значило губить революцию. В ноте Народного комиссариата иностранных дел президенту Вильсону в декабре 1918 г. указывалось, что красный террор был «прямым результатом и последствием союзного вмешательства». Отвечая представителям нейтральных держав на их ноту о красном терроре, Народный комиссариат иностранных дел заявлял: «Никакие лицемерные протесты и просьбы не удержат руку, которая будет карать тех, кто поднимет оружие против рабочих и беднейших крестьян России».

Ввиду непосредственной угрозы существованию Советской власти вся хозяйственная и культурно-политическая жизнь страны стала перестраиваться на военный лад. В начале сентября 1918 г. ВЦИК объявил Советскую республику единым военным лагерем. Все ресурсы страны были мобилизованы на нужды обороны. 30 ноября 1918 г. постановлением ВЦИК был создан Совет рабочей и крестьянской обороны во главе с В. И. Лениным для руководства оборонной работой на фронте и в тылу.

Для защиты революции прежде всего надо было создать сильную боеспособную армию. «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться...»,— говорил В. И. Ленин. Еще 29 мая 1918 г. ВЦИК издал декрет о переходе от добровольческого принципа к всеобщей мобилизации рабочих и беднейших крестьян в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. Это решение было подтверждено V съездом Советов 10 июля 1918 г. В основу строительства Красной Армии был положен классовый принцип. Красная Армия формировалась из рабочих и трудящихся крестьян; эксплуататорские элементы в нее не допускались. Ее основное, цементирующее ядро составили рабочие, главным образом представители героического русского пролетариата, пришедшие из промышленных центров страны.

В стране развернулось всеобщее военное обучение (Всевобуч). Все граждане от 18 до 40 лет должны были до призыва в армию изучать в обязательном порядке военное дело. Советское государство организовало сеть военных школ, курсов, академий для подготовки командных кадров, преданных революции. За 1918 год военноучебные заведения выпустили около 2 тыс. красных командиров из рабочих и крестьян. 24 ноября 1918 г. был проведен «День красного офицера», проходивший под лозунгом: «Рабочий и крестьянин, готовься стать красным командиром!»

Народ выдвинул из своей среды выдающихся полководцев — М. В. Фрунзе, К. Е. Ворошилова, С. М. Буденного и других. Тысячи командиров, вышедших из рядов трудового народа, с успехом командовали дивизиями, бригадами, полками Красной Армии. В огне боев росло их воинское мастерство, накапливался опыт. В числе этих боевых командиров были герои гражданской войны В. И. Чапаев, В. К. Блюхер, С. С. Вострецов, Г. И. Котовский, С. Г. Лазо, А. Я. Пархоменко, Я. Ф. Фабрициус, И. Ф. Федько, Н. А. Щорс.

Одновременно Советское государство доверяло командные должности и офицерам старой армии. Эти военные специалисты приняли, таким образом, участие в строительстве Красной Армии и в войне на стороне Советской власти. С июня 1918 г. по сентябрь 1919 г. в Красную Армию было призвано более 35 тыс. бывших офицеров.

Некоторые старые офицеры, движимые чувством классовой ненависти к рабочим и крестьянам, изменили Советской республике, перебежали к интервентам и белогвардейцам, нанеся большой ущерб государству. Измена Виккорста и Потапова, командовавших военно-морскими и сухопутными силами под Архангельском, облегчила интервентам захват этого города. Предательство Махина, командовавшего советскими войсками под Уфой, содействовало взятию этого города чехословаками. Предали Советскую власть начальник штаба Южного фронта Ковалевский, помощник командующего этим фронтом Носович и др.

Но значительная часть старого офицерства честно, не жалея сил, служила Советской власти. Десятки тысяч офицеров работали в центральных военных учреждениях, в штабах частей и соединений, занимали командные должности в полках и дивизиях, в армиях и фронтах. Из их числа вышли такие выдающиеся командиры Красной Армии, как А. И. Егоров, С. С. Каменев, Д. М. Карбышев, П. П. Лебедев, А. П. Николаев, А. А. Самойло, М. Н. Тухачевский, Б. М. Шапошников, В. И. Шорин.

Для централизации руководства фронтами и военными учреждениями был образован в начале сентября 1918 г. Революционный военный совет республики (Реввоенсовет), работавший по директивам ЦК Коммунистической партии, ВЦИК и Совета Народных Комиссаров. Еще до этого, в апреле, Коммунистическая партия решила учредить в армии институт военных комиссаров. В июле это решение одобрил V съезд Советов. В постановлении съезда указывалось, что военным комиссарам «поручается судьба армии»: они должны руководить политической работой среди красноармейцев, отвечать за выполнение боевых приказов, контролировать деятельность командного состава. Коммунисты-комиссары сыграли огромную роль в укреплении армии.

С целью объединения армейских коммунистов и развертывания среди красноармейцев и населения прифронтовой полосы партийно-политической и просветительной работы были созданы в дивизиях, армиях, в масштабах фронтов политические отделы (политотделы). Оценивая их роль и значение, М. В. Фрунзе говорил: «Являясь органами Коммунистической партии в армии, политорганы были непосредственными проводниками тех настроений энергии и энтузиазма, которыми горела партия, и той уверенности в победе, которую носил в себе рабочий класс».

В боевых действиях Красной Армии участвовали десятки тысяч находившихся в России иностранных граждан—венгров, чехов, поляков, сербов, китайцев, корейцев и др. Движимые чувством пролетарской солидарности, они организовали интернациональные отряды, которые сражались плечом к плечу с рабочими и крестьянами России. В числе организаторов интернациональных отрядов, командиров и политработников были: Бела Кун, Матэ Залка, Пау Ти-сан, Жен Фу-чен, Олеко Дундич, Ярослав Гашек, Славояр Частек, Кароль Сверчевский.

Красная Армия успешно росла и развивалась. В мае 1918 г. в ней насчитывалось 300 тыс. бойцов, а к марту 1919 г.— уже около 1,5 млн. По призыву Центрального Комитета повсеместно проводились партийные мобилизации в Красную Армию. Десятки тысяч коммунистов — руководящих партийных работников и рядовых партийцев, старых революционеров-подпольщиков и молодых членов партии — пошли в армию солдатами, командирами, комиссарами. Однако успехи, достигнутые в строительстве Красной Армии в 1918 г., были еще недостаточны. Дисциплина и организованность вооруженных сил значительно возросли, но в ряде воинских частей сохранялись партизанщина, расхлябанность. Красная Армия мужала и крепла в ходе дальнейшей борьбы с многочисленными полчищами врагов.