Столыпинский режим

Столыпинский режим

После первой русской революции началась новая полоса в историческом развитии России. Хотя революция окончилась поражением, основы полукрепостного строя были подорваны. Глубокие сдвиги произошли и в экономической и в политической жизни страны. Торжество реакции оказалось недолговременным, сменившись вскоре новым оживлением и мощным подъемом рабочего, общедемократического движения.

«От бурной эпохи 1905-го года,— писал в начале 1914 г. В. И. Ленин,— нас отделяет менее десяти лет, а между тем перемена, которая произошла за это короткое время в России, кажется громадной».

Третьеиюньский переворот 1907 г. явился исходным пунктом бешеного наступления реакционных сил. Царизм и господствующие классы были едины в своей ненависти к отступившему, но не сломленному народу, в своем страхе перед новой революцией и стремлении любой ценой предотвратить ее.

Главный удар реакция обрушила на рабочий класс. Многие сотни участников освободительной борьбы были казнены, десятки тысяч заточены в тюрьмы, сосланы на каторгу. Царские власти стремились ликвидировать организации пролетариата.

С 1906 по 1912 г. было закрыто более шестисот профессиональных союзов и не менее чем семистам отказано в регистрации. Наиболее жестоко преследовалась революционная социал-демократия. Один факт принадлежности к пролетарской партии служил основанием для вынесения самых суровых приговоров.

Банк Тинькофф

Капиталисты широко прибегали к экономическому террору: локаутам, «черным спискам», карательным увольнениям передовых рабочих. Наступивший в 1907— 1908 гг. новый промышленный кризис повлек за собой массовую безработицу, особенно среди рабочих металлистов. Ослабели, таким образом, те слои пролетариата, которые играли ведущую роль в рабочем движении. В этих условиях буржуазии удалось ликвидировать ряд экономических завоеваний рабочего класса. Вновь был удлинен рабочий день, в среднем до 10—12 часов. Старые приемы эксплуатации дополнялись новыми, направленными на усиление интенсификации труда. Мужской труд заменялся более дешевым, женским и детским трудом.

В деревнях шла расправа над участниками крестьянских волнений. Помещики с лихвой вознаграждали себя за «потери», понесенные во время революции: росли арендные цены на землю, штрафы за порубку господского леса, за потраву лугов и т. д. Усилился агрессивный курс в национально-колониальной политике царизма. Рядом актов правительство свело на нет значительную часть тех уступок в отношении Финляндии, которые вырвала у него революция 1905 г. Развернулся полицейский поход против национальной культуры угнетенных народов: были закрыты многие возникшие в годы революции газеты и журналы, культурные общества; учителя, обучавшие детей на их родном языке, подвергались преследованиям.

Ликвидация демократических завоеваний 1905 года, неограниченный произвол царских властей сочетались с погромной деятельностью черносотенных банд, которые явно и тайно поощрялись и финансировались правительством.

Однако после предметных уроков революции даже самые ярые реакционеры сознавали, что простой возврат к прежним формам политического господства уже невозможен. Чтобы удержать власть в своих руках, царизм вынужден был маневрировать, дополнять абсолютизм бонапартистскими приемами, опираться одновременно и на крепостников-помещиков и на крупную буржуазию. Для этого была нужна Дума, как форма организации в общегосударственном масштабе контрреволюционного блока имущих классов. Самодержавие нуждалось в парламентском фасаде и для получения новых иностранных займов. Реакция не оставляла также расчетов на обман масс, на раскол с помощью Думы демократических сил.

Специфические черты третьеиюньской монархии с особой рельефностью воплотились в деятельности главы царского правительства П. А. Столыпина. Бывший гродненский и саратовский губернатор, призванный на пост министра внутренних дел в разгар крестьянских волнений 1906 г., Столыпин имел репутацию человека, который не останавливается ни перед чем, когда речь идет о расправе с революционным движением. В его послужном списке значились зверские экзекуции над восставшими крестьянами, организация погромов, преследование демократической интеллигенции, военно-полевые суды — недаром виселицы получили название «столыпинских галстуков». Палаческое рвение в сочетании с «конституционной» позой, а также понимание, что царизму необходимо сделать новые шаги навстречу капиталистическому развитию страны, превращали дворянского ставленника Столыпина в наиболее приемлемого и для верхов торгово-промышленной буржуазии кандидата в диктаторы. «Сначала успокоение, затем реформы» — в этом столыпинском изречении была заключена общая программа контрреволюции.

Опираясь на прямую или завуалированную поддержку всех помещичьих и буржуазных партий, правительство осуществило давно задуманный черносотенной верхушкой государственный переворот. Избирательный закон 11 декабря 1905 г. был заменен новым, который сами законодатели называли в своей среде «бесстыжим»: столь откровенно и грубо обеспечивал он полное господство в третьеиюньской Думе горстки крупных землевладельцев и капиталистов.

Только 15 процентов подданных Российской империи имели теперь право участия в выборах. Народы Средней Азии вовсе лишались избирательных прав, представительство от других национальных районов было резко ограничено. Новый закон почти вдвое увеличил число выборщиков от помещиков и чуть ли не наполовину сократил число выборщиков от крестьян. Единую прежде городскую курию разделили на две: в первую входили только владельцы крупной собственности, получившие значительные преимущества по сравнению с мелкой буржуазией, составлявшей основную массу избирателей второй городской курии. Рабочие могли провести своих депутатов фактически только в шести губерниях, где сохранились отдельные рабочие курии. В результате на долю дворян-помещиков и буржуазии приходилось три четверти общего числа выборщиков, причем норма представительства от землевладельцев в четыре с лишним раза превосходила норму представительства от купцов и фабрикантов. «На этом соотношении классов, — отмечал В. И. Ленин,— построена система 3 июня, дающая всевластие крепостникам и привилегии буржуазии».