Д. Д. Шостакович, В. Э. Мейерхольд, В. В. Маяковский. Фотография 1929 года.

Д. Д. Шостакович, В. Э. Мейерхольд, В. В. Маяковский. Фотография 1929 года.

Сразу же после Октябрьской революции Советское правительство провело ряд мероприятий, в результате которых театр впервые стал действительно доступным для широких трудящихся масс и значительно повысил свое просветительное и идейно-воспитательное значение. Культивировавшие пошлое искусство частные театры фарсов, миниатюр были закрыты, театральный репертуар очищен от салонных, бульварных, антихудожественных пьес, место которых заняли лучшие произведения русской и зарубежной классики, а затем и советские пьесы. Подписанный В. И. Лениным 26 августа 1919 г. декрет «Об объединении театрального дела» установил, что театры, «признаваемые полезными и художественными», являются национальным достоянием и субсидируются государством.

Крепнущая связь театра с жизнью страны проявилась уже в годы гражданской войны, когда десятки актерских коллективов выезжали на фронт с концертами, спектаклями и там встречали горячий прием у красных бойцов.

Несмотря на огромные трудности, вызванные гражданской войной, разрухой, голодом, потребность в театральном искусстве ощущалась настолько сильно, что по всей стране стали возникать сотни новых театров и театральных студий. Только в Москве в это время было более ста профессиональных театров, принадлежавших к самым различным творческим течениям. Продолжали действовать старые реалистические театры — Малый, Московский Художественный.

Туры в Таиланд - 728*90

Их спектакли классических пьес пользовались большим успехом у нового зрителя, впервые увидевшего шедевры мировой драматургии в глубоком реалистическом исполнении. Но эти театры не могли совершить быстрого поворота к новым темам, что вызывало резкие нападки представителей так называемого левого театра, стремившихся к немедленному созданию боевого и злободневного агитационно-политического искусства, искусства новых революционных форм. Многие сторонники «левого театра», честно желая служить революции, смело ломали все отжившее, консервативное, оставшееся в наследство от прошлого. Но нередко они замахивались и на то, что являлось в старом искусстве живым и прогрессивным. Не имея достаточного опыта и знаний, они искренне считали, что реализм устарел и изжил себя, а новое, революционное искусство должно быть формалистическим.

Е. Б. Вахтангов. Фотография

Е. Б. Вахтангов. Фотография

Футуристы Н. Н. Пунин, Ю. П. Анненков провозгласили культ машин, техницизм в искусстве; «факсы» (группа молодых режиссеров, объединившихся в «фабрику эксцентрического актера») переносили в театр эксцентрические приемы мюзик-холла и цирка. Такие же идеи находили выражение в деятельности театров Пролеткульта, среди руководителей которого было немало бывших декадентов, относившихся нигилистически к культурному наследству и преподносивших под видом пролетарской культуры махизм в философии и футуризм в искусстве. Тем не менее широкая сеть организаций Пролеткульта играла и положительную роль в приобщении рабочих масс к искусству. В театральных студиях Пролеткульта шли первые советские пьесы: «Красная правда» А. А. Вермишева, «Марьяна» А. С. Серафимовича.

Наиболее ярким воплощением идеи агитационно-политического театра революционной патетики и сатиры стал Театр РСФСР Первый, созданный В. Э. Мейерхольдом в Москве в 1920 г. Вступив одним из первых среди видных деятелей русского театра в Коммунистическую партию, Мейерхольд в 1918 г., в годовщину Октября, поставил в Петрограде «Мистерию-буфф» Маяковского, а затем на сцене Театра РСФСР Первого ставит «Зори» Э. Верхарна (1920 г.) и второй вариант «Мистерии-буфф» (1921 г.). При всей своей противоречивости режиссерская работа Мейерхольда имела важное значение, сближая театральное искусство и кипучую революционную действительность.

В годы гражданской войны родилась новая форма советского театрального искусства — массовые инсценировки под открытым небом. Наиболее значительными из них были: «Пантомима Великой Революции» (7 ноября 1918 г., Москва), «Действо III Интернационале» (1 мая 1919 г., Петроград), «Взятие Зимнего дворца» (7 ноября 1920 г., Петроград), «Борьба труда и капитала» (1 мая 1921 г., Иркутск). Эти и другие массовые представления с участием тысяч людей, выражая революционный энтузиазм, бьющую ключом творческую инициативу народа, являлись нужной и полезной агитационно-политической формой театрального искусства. Однако в некоторых теоретических работах тех лет, в частности в книге П. М. Керженцева «Творческий театр» (1918 г.), утверждалось, что массовые зрелища являются якобы единственно правильным путем к созданию социалистического театра. На практике это могло привести вообще к ликвидации театра как искусства.