Восстановительные работы на Енакиевском металлургическом заводе. Донбасс. Фотография. 1943 г.

Восстановительные работы на Енакиевском металлургическом заводе. Донбасс. Фотография. 1943 г.

В 1942—1943 гг. в сельском хозяйстве сложилось особенно тяжелое положение. В руках врага в 1942 г. находились всесоюзные житницы Украина и Северный Кавказ, центры свеклосеяния и льноводства.

Вся тяжесть решения продовольственной проблемы, снабжения армии и городов падала на тыловые районы. Между тем ресурсы их оскудевали тем больше, чем дольше длилась война. Число трудоспособных мужчин в колхозах тыловых районов к концу 1943 г. сократилось более чем на две трети. Особенно трудно приходилось районам Урала, Сибири и Казахстана, которые и до войны испытывали большую нехватку рабочей силы.

В то время сельское хозяйство в этих районах развивалось за счет механизации, которая возмещала недостаток рабочих рук. Теперь же, когда потребность в рабочей силе стала гораздо острее, резко ухудшилось и снабжение сельскохозяйственными машинами. Поступление тракторов, комбайнов, молотилок, автомашин практически прекратилось.

За 1942 и 1943 гг. машинно-тракторные станции получили лишь 900 тракторов, тогда как до войны их завозилось ежегодно десятки тысяч. Машинно-тракторный парк быстро изнашивался. Поступление запасных частей в 1942—1943 гг. уменьшилось по сравнению с 1940 г. в несколько раз.

Банк Тинькофф

Только максимальное напряжение сил деревни и использование всех внутренних резервов могли спасти сельское хозяйство от катастрофы. Постановлением Центрального Комитета партии от 17 ноября 1941 г. при машинно-тракторных станциях и совхозах создавались чрезвычайные органы — политотделы, которые должны были политически и организационно сплотить крестьянство для борьбы с трудностями. Действовали они в деревне в самые тяжелые годы, с конца 1941 по май 1943 г. В начале 1942 г. постановлением партии и правительства примерно в 1,5 раза был увеличен обязательный минимум трудодней колхозникам. Впервые устанавливался обязательный минимум для подростков. В то время шире, чем когда-либо прежде, прибегали к помощи городского населения. Уже в первый год (1942), когда был введен закон о мобилизации на сельскохозяйственные работы, в них участвовало свыше 4 млн. горожан.

Но главную роль сыграли сами крестьяне. Женщины-колхозницы, на плечи которых после ухода мужчин в армию легла вся тяжесть забот о семье и доме, трудились на колхозных и совхозных полях больше и энергичнее, чем до войны.

Количество женщин среди председателей колхозов увеличилось с 3 до 12%, бригадиров — с 4 до 41 %, заведующих животноводческими фермами— с 16 до 49%. Среди подготовленных за войну свыше 2 млн. механизаторов было около 1,5 млн. женщин.

На полевых работах широко использовался крупный рогатый скот. В некоторых районах сев буквально «вытягивали на коровах». Когда и их не хватало, возделывали землю вручную. В Калининской области лопатами было вспахано 30 тыс. га. «...Люди даже на себе пахали...— отмечалось на Пленуме Московского комитета партии в июне 1942 г.,— тысячи тонн картофеля и семян на себе перенесли».

Так, в борьбе с трудностями военных лет крестьянство делало все, чтобы обеспечить фронт и тыл продовольствием. Однако предотвратить снижение сельскохозяйственного производства все же не удалось. В 1942 г. урожайность зерновых в колхозах составила лишь 4,6 ц с гектара, а в 1943 г. — 3,9 ц.

И тем не менее колхозы ценой огромного напряжения обеспечили страну необходимым минимумом продовольствия. В 1942 и 1943 гг. они передали государству почти половину собранного урожая зерна. Колхозное крестьянство сознательно шло на лишения и жертвы во имя достижения победы над врагом.