Советские бомбардировщики идут на выполнение боевого задания. Район Курска. Фотография. 1943 г.

Советские бомбардировщики идут на выполнение боевого задания. Район Курска. Фотография. 1943 г.

Наступило 5 июля. Еще накануне пленный немецкий сапер сообщил, что войска противника начнут атаку в 3 часа утра 5 июля. Это было подтверждено и другими данными разведки. По приказу К. К. Рокоссовского свыше 500 орудий за 10 минут до начала вражеской артподготовки нанесли удар по артиллерии противника, изготовившейся к открытию огня. Застигнутое врасплох, фашистское командование оказалось вынужденным оттянуть начало своей артиллерийской подготовки почти на 2 часа. Это дало возможность артиллерии Центрального фронта произвести второй огневой налет.

Лишь около 6 часов утра орловская группировка немецких войск при поддержке танков и авиации начала наступление. Главный удар пришелся по участку, который обороняла 13-я армия под командованием генерал-лейтенанта Н. П. Пухова. С первых же часов сражение приняло упорный и ожесточенный характер. Атаки следовали одна за другой. Но советские воины стойко выдерживали удары. Артиллерия и минометы, «катюши» и пулеметы шквальным огнем встретили наступающих, в упор расстреливали танки. К исходу первого дня сражения фашистам ценой огромных потерь удалось вклиниться в советскую оборону всего на 5—8 км, но прорвать ее они не смогли. С рассветом следующего дня битва возобновилась с новой силой. И вновь советские бойцы выдержали, не дрогнув, напор врага. Перенеся направление главного удара несколько восточнее, немецкое командование предприняло новую попытку прорыва. Но немецкие танки наткнулись на непреодолимую оборону. К 10 июля немецко-фашистские войска продвинулись на 10—12 км, но большего добиться не смогли. На поле боя остались сотни сгоревших и разбитых танков, десятки тысяч убитых вражеских солдат и офицеров. Надежды немецко-фашистских войск на прорыв к Курску с севера потерпели крах, и они перешли к обороне.

Банк Тинькофф

Еще более драматично развернулись события на южном участке Курской дуги, где оборонялись войска Воронежского фронта. И здесь командование фронтом нанесло артиллерийский удар по огневым позициям и сосредоточившимся для наступления войскам противника. Утром 5 июля 4-я немецкая танковая армии, в составе которой действовали отборные дивизии СС «Райх», «Адольф Гитлер» и «Мертвая голова», а также моторизованная дивизия «Великая Германия», двинулась на штурм главной полосы обороны Воронежского фронта, нанося основной удар на Обоянь, прикрывавшую пути к Курску. 6-я Гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта И. М. Чистякова, 7-я Гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта М. С. Шумилова и 1-я танковая армия, которой командовал генерал-лейтенант М. Е. Катуков, приняли на себя яростный натиск врага. На подступах к Обояни завязалось крупное танковое сражение. Волна за волной шли немецкие танки на прорыв. С железной стойкостью отстаивали каждый клочок земли советские солдаты и офицеры. Основная масса советских танков по самые башни была вкопана в землю, превратившись в стальные доты. Ожесточенные бои шли не только на земле, но и в воздухе. Советские летчики делали все, чтобы надежно прикрыть оборонявшиеся войска. В эти дни обессмертил свое имя летчик-коммунист лейтенант А. К. Горовец. В одном быстротечном бою он сбил девять вражеских самолетов. Мировая история не знает такого другого случая. Уже возвращаясь на свой аэродром, А. К. Горовец погиб в неравном бою с четырьмя немецкими истребителями. И теперь на 597-м километре автомагистрали Москва—Симферополь стоит памятник герою, сооруженный трудящимися Белгородской области. К 9 июля фашисты продвинулись в глубь советской обороны на 35 км, но взять Обоянь так и не смогли. Тогда они предприняли попытку обойти город с востока и продолжать наступление на Курск. Маневр этот был разгадан советским командованием. Из резерва Ставки на новое направление были выдвинуты 5-я Гвардейская танковая армия под командованием генерал-лейтенанта П. А. Ротмистрова и 5-я Гвардейская армия генерал-лейтенанта А. С. Жадова, которые вместе с тремя армиями Воронежского фронта (1-й танковой, 6-й и 7-й Гвардейскими) должны были не только сдержать, но и разгромить наступающего противника. 12 июля в окрестностях мало кому известной станции Прохоровка с новой силой разгорелось танковое сражение. В смертельной схватке столкнулись сотни советских и германских боевых машин. Огромные тучи пыли поднялись над полем боя, вздыбленная земля дрожала от грохота орудий. Обе стороны несли тяжелые потери, но одолеть советских танкистов врагу так и не удалось. Острие вражеского танкового клина, надломленное под Обоянью, окончательно сломалось, силы иссякли, и к концу дня немецкие войска перешли к обороне. 15 июля немецко-фашистское командование вынуждено было принять решение об отходе. К 23 июля войска Воронежского и введенного в сражение Степного фронтов восстановили положение, которое они занимали перед началом немецкого наступления. План «Цитадель» полностью провалился, стратегическая инициатива осталась в руках Советского Главнокомандования. Как и предполагалось ранее, Красная Армия перешла в контрнаступление.