Осенью 1942 г. советско-германский фронт, за исключением отдельных участков, стабилизировался на всем протяжении от Баренцева моря до предгорий Кавказского хребта. Однако обстановка для Советского государства оставалась крайне тяжелой. Ленинград находился в блокаде, крупные силы врага продолжали действовать на дальних подступах к Москве, непрекращавшиеся ожесточенные бои в Сталинграде привлекали все новые и новые силы, основные пути сообщения с Кавказом были прерваны.

Весьма невыгодной для Советских Вооруженных Сил оставалась обстановка на морях. Балтийский флот был блокирован в восточной части Финского залива. Черноморский флот вследствие потери Крымского полуострова и Новороссийска вынужден был базироваться в неприспособленных портах Поти, Геленджик и Туапсе, что крайне осложняло его действия. В более благоприятных условиях находился Северный флот. Усиленный кораблями, переброшенными с Тихого океана, он успешно защищал северные коммуникации и оказывал помощь сухопутным войскам в обороне побережья.

Осенью 1942 г. стало ясно, что планы летне-осенней кампании немецко-фашистского командования рухнули. Хотя германские и союзные им войска вышли к Волге, стояли в предгорьях Кавказа, они не достигли своей основной цели. Продвижение летом 1942 г. стоило фашистской Германии около 1 млн. убитыми, ранеными и пленными и потери громадного количества боевой техники.

Банк Тинькофф

Группа немецко-фашистских армий «А», встретив упорное сопротивление советских войск в предгорьях Главного Кавказского хребта, втянулась в затяжные бои. Группа армий «Б» растянулась на дугообразном фронте протяжением до 1300 км. В центре дуги, против Сталинграда, находились 6-я полевая и 4-я танковая немецкие армии, которые вели бои за этот город. На их флангах занимали оборону 3-я, 4-я румынские и 8-я итальянская армии, перешедшие к обороне. Они были слабее в боевом и моральном отношении по сравнению с немецкими армиями. Положение войск фашистских агрессоров, находившихся под Сталинградом и на Северном Кавказе, осложнялось тем, что основные резервы были почти полностью израсходованы. На советско-германском фронте общей протяженностью более чем 6 тыс. км имелось в резерве главного командования сухопутных войск всего лишь только три танковые, одна охранная дивизии и две пехотные бригады, в резерве групп армий — восемь дивизий и одна бригада.

В октябре 1942 г. немецко-фашистское командование, учитывая сложившуюся обстановку, приняло решение перейти к стратегической обороне. В приказе № 1 от 14 октября 1942 г. говорилось: «Нам предстоит провести зимнюю кампанию. Задачей Восточного фронта в ней является — за исключением еще продолжающихся или намечаемых наступательных операций — во что бы то ни стало удержать достигнутые рубежи, отразить всякие попытки противника прорвать их и тем самым создать предпосылки для продолжения нашего наступления в 1943 г. в целях окончательного уничтожения нашего опаснейшего врага».

Германские вооруженные силы начали готовиться к зиме. На всем протяжении фронта возводились и совершенствовались укрепления. Особое внимание уделялось центральному участку фронта, где гитлеровское командование ожидало наступательных действий Красной Армии. Сюда перебрасывались подкрепления за счет ослабления группировок в других районах. К началу зимней кампании в группе армий «Центр» находилось около половины танковых и моторизованных соединений, которыми противник располагал на советско-германском фронте. Гитлеровское руководство полагало, что наступление Красной Армии против группы армий «Центр» будет предпринято в начале ноября.

Между тем Советское Верховное Главнокомандование, развернув подготовку к зимнему наступлению, решило нанести главный удар на южном крыле советско-германского фронта силами Юго-Западного (командующий генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин), Донского (командующий генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский) и Сталинградского (командующий генерал-полковник А. И. Еременко) фронтов из района Сталинграда в общем направлении на Донбасс. Для подготовки контрнаступления и координации действий фронтов в район Сталинграда были командированы генерал армии Г. К. Жуков и генерал-полковник А. М. Василевский.

Целесообразность нанесения удара именно здесь обусловливалась совокупностью политических, экономических и военных факторов. Решительный разгром противника на юге должен был привести к окончательному крушению его планов, рассчитанных на выход немецких войск в Закавказье и на втягивание Турции в войну против Советского Союза. С достижением крупных военных результатов на юге освобождались богатейшие хлебные районы Дона и Кубани, создавались предпосылки для освобождения Донбасса, снималась вражеская угроза нефтяным источникам Закавказья и путям связи с союзниками, проходившим через Иран к Персидскому заливу. Донбасское направление являлось наиболее уязвимым местом в стратегической обороне врага. С выходом советских войск к Ростову создавались выгодные условия для разгрома немецко-фашистской группы армий «А», действовавшей на Северном Кавказе.

Разгром противника в междуречье Волги и Дона должен был явиться лишь первым этапом зимней кампании. Вслед за этим Советское Верховное Главнокомандование рассчитывало провести ряд наступательных операций на других направлениях. Особое значение придавалось прорыву блокады Ленинграда и разгрому группировок врага в районах Демянска, Ржева и Вязьмы, в верхнем течении Дона и на Северном Кавказе.

Наиболее полно и тщательно планировался первый этап кампании. Совместными усилиями Ставки, Генерального штаба и командования Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов был разработан план, получивший условное название «Уран». В основу его была положена смелая идея — силами этих трех фронтов окружить и уничтожить крупную группировку немецко-фашистских войск в междуречье Волги и Дона и создать условия для перехода Советских Вооруженных Сил в общее стратегическое наступление на южном крыле и на других участках советско-германского фронта.

Ударные группировки Юго-Западного и Сталинградского фронтов должны были наступать по сходящимся направлениям на Калач, Советский, с тем чтобы с выходом в этот район замкнуть кольцо окружения. Прорыв обороны противника планировалось осуществить на наиболее уязвимых участках, занятых румынскими армиями. Начало контрнаступления намечалось для Юго-Западного и Донского фронтов на 19 ноября, для Сталинградского фронта — днем позднее.

Для осуществления операции «Уран» требовалось провести огромную работу по приведению войск в полную готовность для контрнаступления. Было необходимо пополнить и усилить фронты людьми, вооружением, боевой техникой и различными запасами, создать оперативные и стратегические резервы, провести боевую и политическую подготовку войск, скрытно развернуть ударные группировки в исходных районах для контрнаступления, организовать их взаимодействие и управление. Подготовка осложнялась тем, что перевозка войск и грузов совершалась по трем одноколейным железным дорогам с ограниченной пропускной способностью и под непрерывной бомбежкой с воздуха. Особые трудности в обеспечении скрытности сосредоточения сил создавал степной характер местности в районах предстоящего наступления.

Успех операции зависел в первую очередь от действий танковых и механизированных соединений. Поэтому к началу наступления фронты усиливались танковыми соединениями и частями. Всего во фронтах имелось около 900 танков. Для артиллерийского обеспечения операции привлекалось более 13,5 тыс. орудий и минометов — в два раза больше, чем в контрнаступлении под Москвой. Авиация фронтов насчитывала более тысячи самолетов.

К началу контрнаступления войска трех фронтов не имели существенного превосходства над противником. Однако в результате искусно осуществленной перегруппировки сил и средств на направлениях главных ударов советскому командованию удалось создать мощные группировки войск. Все эти силы и средства были своевременно выдвинуты на исходные позиции благодаря слаженной работе тыла. На Волге от Саратова до Астрахани действовало 50 паромных переправ, было наведено несколько наплавных мостов. Сосредоточение прошло незамеченным для противника: дивизии на марше сохраняли радиомолчание, все приказы отдавались устно. Широко применялись меры дезориентации противника.

Большую помощь командованию оказывали население и партийные организации Сталинградской области. Трудящиеся области помогали в снабжении войск продовольствием и снаряжением. Десятки тысяч патриотов строили аэродромы, речные переправы, дороги, помогали в подвозе боеприпасов и в ремонте боевой техники.

К середине ноября подготовка к контрнаступлению была завершена. Советские армии были готовы к нанесению решительного удара.