"В трудную минуту". Бойцы Юго-Западного фронта после вынужденного отступления под Харьковом. Фотография. Май 1942 г.

"В трудную минуту". Бойцы Юго-Западного фронта после вынужденного отступления под Харьковом. Фотография. Май 1942 г.

1942 год был трудным в жизни Советской страны. СССР фактически один продолжал вести борьбу против Германии и ее сателлитов на сухопутном театре войны.

Советское командование, учитывая возросшую мощь своих вооруженных сил и общее улучшение военно-политического положения, приступило к планированию крупного летнего наступления, общей целью которого были разгром врага и освобождение советской земли от оккупантов. Весной 1942 г. советские войска были объединены в девять фронтов и две отдельные армии. Планируя летнюю кампанию, советское командование полагало также, что активные действия союзников в Западной Европе отвлекут значительную часть сил вермахта с Восточного фронта на Запад. Это предположение основывалось на заверениях, которые получила советская делегация от правительств Англии и Соединенных Штатов Америки во время переговоров в Лондоне и Нью-Йорке в мае—июне 1942 г. Но действительность была иной. Англо-американское командование намеревалось высадить свои войска в Европе не ранее того времени, когда германские силы будут полностью истощены.

Банк Тинькофф

Начать летнюю кампанию 1942 г. советское командование предполагало с наступательных действий под Ленинградом, у Демянска, на смоленском направлении и в районе Харькова. Эти операции должны были улучшить оперативное положение советских войск и создать условия для развертывания широкого наступления. Признавая возможность наступления немецких войск, Ставка полагала, что главный удар они будут наносить на центральном участке фронта, и поэтому здесь сосредоточивала свои резервы. Ошибочная оценка сил и намерений противника, а также переоценка успеха зимнего наступления повлекли за собой тяжелые последствия.

К решительной схватке готовились и немецко-фашистские войска. Не сломив Красной Армии в 1941 г., германское военное руководство оказалось перед дилеммой: либо вновь попытаться покончить с СССР в скоротечной кампании, либо оказаться перед перспективой затяжной войны на два фронта. В конечном счете взяли верх стратегические идеи, в основе которых, как и прежде, лежал расчет на быстрый разгром СССР, но с той разницей, что в 1941 г. он строился главным образом на мнимой внутриполитической непрочности Советского государства, а теперь основные надежды возлагались на военное превосходство Германии над Советским Союзом. Дальнейшие события показали несостоятельность и этой стратегической концепции. В директиве немецкого командования № 41 от 5 апреля 1942 г. прямо указывалось на необходимость придерживаться «первоначальных основных целей восточного похода», т. е. добиться разгрома Советских Вооруженных Сил и вывода СССР из войны. Оставив неизменными военно-политические цели «плана Барбаросса» и на 1942 г., гитлеровское командование уже не могло организовать одновременного наступления на всех трех стратегических направлениях. Полностью согласившись с Гитлером относительно организации нового большого наступления, некоторые немецкие генералы разошлись с ним в вопросе о выборе направления главного удара. Начальник германского генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Ф. Гальдер решающим направлением считал центральное. Командующий группой армий «Север» генерал-фельдмаршал В. Лееб предлагал нанести главный удар на северо-западе. Но Гитлер, поддержанный начальником штаба Верховного командования вооруженных сил В. Кейтелем, начальником штаба оперативного руководства Верховного командования вооруженных сил А. Йодлем и другими своими военными советниками, решил иначе, приказав сосредоточить главные усилия на южном крыле советско-германского фронта. Гитлеровское командование предполагало уничтожить действовавшие там советские войска, перерезать коммуникации, связывавшие центр страны с югом, захватить нефтеносные районы Кавказа, плодородные земли Дона и Кубани и создать условия для окончательного разгрома Советского Союза. Предполагалось также, что в результате поражения Красной Армии на юге в войну против СССР втянется Турция, а на Дальнем Востоке — Япония. Гитлеровское руководство рассчитывало, что успешная реализация этих планов позволит в конечном счете нанести завершающий удар по центральной группировке советских войск. Недаром на западном направлении оно держало до 70 дивизий.

Отсутствие второго фронта в Европе позволило гитлеровской Германии сосредоточить против Советского Союза основные силы и непрерывно наращивать их в течение всего года. К маю 1942 г. на советско-германском фронте действовало 217 дивизий и 20 бригад Германии и ее сателлитов. 178 дивизий и 8 бригад были немецкими. Для обеспечения основных операций немецкое командование решило прежде всего полностью овладеть Крымом и уничтожить советские войска под Харьковом.

8 мая 1942 г. гитлеровские войска перешли в наступление на Керченском полуострове. Массированными артиллерийскими и авиационными ударами они нанесли серьезные потери советским войскам. Управление ими было дезорганизовано. Неумелые действия командования Крымским фронтом привели к тому, что удержать оборону не удалось, и 16 мая фашисты захватили Керчь. Эвакуация войск на Тамань была проведена неорганизованно и с большими потерями. Почти вся боевая техника досталась противнику. Тяжелое поражение на Керченском полуострове значительно осложнило обстановку под Севастополем. Гитлеровцы сосредоточили у стен города более 200 тыс. человек, 780 минометов и орудий, среди которых имелись 305, 350, 420-мм пушки, батарея 615-мм мортир, гигантская пушка «Дора», созданная для разрушения мощных укреплений линии Мажино (калибр ее был 800 мм, а длина ствола —около 30 м). С воздуха наступление поддерживало 600 самолетов. Войска Севастопольского оборонительного района насчитывали около 107 тыс. человек и значительно уступали противнику в технике.

7 июня после пятидневной артиллерийской и авиационной подготовки начался штурм Севастополя. Только за последние 25 дней осады фашистская артиллерия обрушила на Севастополь 30 тыс. т снарядов, а авиация сбросила 125 тыс. тяжелых бомб. Советские войны стойко оборонялись, проявляя исключительное мужество и героизм. Лишь 9 июня врагу удалось вклиниться в оборону на направлении главного удара, однако спустя день положение на этом участке было восстановлено. В этих боях особенно отличились бойцы 25-й Чапаевской и 345-й стрелковых дивизий (командиры генерал-майор Т. К. Коломиец и полковник Н. О. Гузь), 79-й стрелковой бригады (командир полковник А. С. Потапов) и сводный отряд 7-й бригады морской пехоты под командованием полковника Е.И.Жидилова. Но силы защитников города быстро иссякали в неравной борьбе. Кончались снаряды, не хватало патронов и гранат. С огромным трудом корабли Черноморского флота пробивались к блокированному Севастополю. В конце июня лидер «Ташкент» и два эскадренных миноносца доставили последнее подкрепление — стрелковую бригаду. В обратный рейс «Ташкент» ушел, имея на борту раненых и эвакуируемых, а также бесценное полотно панорамы обороны Севастополя 1854—1855 гг. С 26 июня связь с городом поддерживалась только подводными лодками. 30 июня было решено оставить Севастополь. При отходе были взорваны оборонительные сооружения. Последней погибла башенная береговая батарея В-35. Выпустив последний снаряд, артиллеристы взорвали ее. Весь город и побережье находились под артиллерийским обстрелом. Корабли Черноморского флота не могли подойти к берегу, чтобы эвакуировать Севастопольский гарнизон. Эвакуация осуществлялась на катерах и мелких судах, которые не могли забрать всех солдат и офицеров. Оставшиеся на берегу бойцы в течение нескольких дней продолжали сопротивление. Многие из них погибли или были пленены, а некоторые пробились в горы к партизанам.

250 дней сражались защитники Севастополя. У его стен на длительное время были скованы крупные силы противника; 11-я немецкая армия, штурмовавшая Севастополь, была настолько обескровлена, что смогла вновь принять участие в боях только в сентябре.

Одновременно развернулась напряженная борьба в районе Харькова. 12 мая войска Юго-Западного фронта под командованием Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко перешли в наступление с целью освобождения Харькова и в первые дни операции продвинулись на 20—30 км. Однако уже 17 мая немецкое командование стянуло резервы к району боевых действий начало здесь наступление, создав угрозу окружения советских войск. 19 мая противник, нанеся тяжелое поражение 9-й армии Южного фронта, вышел в тылы советских армий, наступавших на Харьков. Решение прекратить наступление и бросить все силы на отражение вражеского удара запоздало, и советские войска оказались в окружении. Часть их во главе с генерал-майором А. Г. Батюней и дивизионным комиссаром К. А. Гуровым прорвала кольцо окружения и пробилась к своим. Многие погибли в тяжелых боях. Среди них были заместитель командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант ф. Я. Костенко, командующие армиями А. М. Городнянский, К. П. Подлас и др.

В результате обстановка на южном крыле советско-германского фронта резко ухудшилась. Крупная неудача советских войск под Харьковом и в Крыму оказала крайне неблагоприятное влияние на весь ход летней кампании 1942 г. Захватив инициативу и добившись изменения в соотношении сил, гитлеровское командование обеспечило себе возможность развертывания крупных наступательных операций. Советское командование вынуждено было принять решение о переходе к стратегической обороне.