РАЗГРОМ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК на БЕРЛИНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ. ВЗЯТИЕ БЕРЛИНА СОВЕТСКИМИ ВОЙСКАМИ (16.1V—8.V 1945 г.)

РАЗГРОМ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК на БЕРЛИНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ. ВЗЯТИЕ БЕРЛИНА СОВЕТСКИМИ ВОЙСКАМИ (16.1V—8.V 1945 г.)

Общий план Берлинской операции был разработан Ставкой Верховного Главнокомандования и командующими фронтами на берлинском направлении и осуществлялся под непосредственным руководством Ставки. В плане предусматривался прорыв обороны противника, расчленение, окружение и уничтожение его берлинской группировки. Задача заключалась в том, чтобы в короткий срок овладеть Берлином и заставить гитлеровскую клику капитулировать. Был установлен прямой контакт между Верховным командованием англо-американских войск и Ставкой Верховного Главнокомандования. После овладения германской столицей советские войска должны были выйти на Эльбу и там соединиться с войсками союзников.

В Берлинской операции боевая мощь Красной Армии проявилась во всем ее могуществе. Советские войска, участвовавшие в этой операции, имели 2 500 тыс. человек, свыше 41 тыс. орудий и минометов, 7500 самолетов, 6250 танков и самоходно-артиллерийскпх установок. Общее соотношение сил на берлинском направлении в пользу Красной Армии составляло: в людях —2,5 : 1, в орудиях и минометах—4 : 1, в танках и самоходно-артиллерийских установках—4,1: 1, в самолетах — 2,3 : 1. На направлениях главных ударов это соотношение было еще более благоприятным для советских войск.

Банк Тинькофф

Осуществление операции возлагалось на войска 1-го Белорусского (командующий Маршал Советского Союза Г. К. Жуков), 1-го Украинского (командующий Маршал Советского Союза И. С. Конев) и 2-го Белорусского (командующий Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский) фронтов. Советские воины были охвачены высоким боевым порывом. Они поклялись Родине и народу, что выполнят возложенную на них почетную задачу и водрузят знамя победы над Берлином. Насколько велик был моральный подъем советских воинов, видно из того факта, что в период подготовки наступления на Берлин около 18 тыс. солдат и офицеров были приняты в члены Коммунистической партии. В Берлинской операции плечом к плечу с советскими воинами принимали также участие 1-я и 2-я армии Войска Польского (командующие — генералы дивизии С. Поплавский и К. Сверчевский).

Генерал К. Сверчевский обсуждает с советскими офицерами план форсирования реки Нейсе. Фотография. Апрель 1945г.

Генерал К. Сверчевский обсуждает с советскими офицерами план форсирования реки Нейсе. Фотография. Апрель 1945г.

Наступление войск 1-го Белорусского фронта началось на исходе ночи 16 апреля 20-минутной артиллерийской подготовкой. Впервые в ходе войны для освещения поля боя были включены около 150 мощных зенитных прожекторов, ослепивших пехоту противника. Одновременно авиация нанесла мощные удары по опорным пунктам и артиллерийским позициям врага. Однако артиллерия и авиация не подавили полностью огневую систему вражеской обороны, и противник оказал ожесточенное сопротивление. Введенные во второй половине дня в сражение две гвардейские танковые армии не смогли оторваться от своей пехоты и вынуждены были действовать в боевых порядках. Наступление приняло характер последовательного овладения вражескими оборонительными позициями. Особенно напряженная борьба развернулась за орловские высоты, хорошо укрепленные и являвшиеся ключевыми позициями, на подступах к столице Германии. Противник подтянул сюда танки, которые при взаимодействии с артиллерией, используя выгодные позиции на высотах, вели огонь по наступавшим советским войскам. 17 апреля после воздушного удара 800 бомбардировщиков дальнего действия, короткой, но мощной артиллерийской подготовкой, войсками 8-й Гвардейской армии во взаимодействии с 1-й Гвардейской танковой армией высоты были взяты. 19 апреля был прорван весь одерский оборонительный рубеж немцев на глубину до 30 км.

В более благоприятных условиях развивалось наступление войск 1-го Украинского фронта. Здесь была менее сильная, чем на Зееловских высотах, оборона противника. Используя свое количественное и качественное превосходство, советские войска уже в ходе 40-минутной артиллерийской подготовки форсировали под прикрытием дымовой завесы реку Нейсе. Введенные в сражение 3-я и 4-я Гвардейские танковые армии к вечеру 18 апреля завершили прорыв всего нейсенского оборонительного рубежа и, разгромив основные силы 4-й немецкой танковой армии, начали развивать стремительное наступление на Берлин с юга.

С 19 по 25 апреля советские войска вели ожесточенные бои по окружению и одновременному расчленению берлинской группировки немецких войск. Армии правого крыла 1-го Белорусского фронта, преодолевая яростное сопротивление и контратаки немецких войск, продолжали продвигаться на запад и вышли 21 апреля к юго-восточным и северо-восточным окраинам Берлина. 25 апреля 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты замкнули кольцо окружения вокруг двух изолированных группировок немецких войск: одной — в районе Берлина и второй — в районе Котбуса (Эта группировка получила наименование франкфуртско-губенской — по названию городов, между которыми она занимала фронт к началу операции.) Каждая из них насчитывала до 200 тыс. человек.

Переправа советских и польских войск через реку Нейсе. Фотография. Апрель 1945 г.

Переправа советских и польских войск через реку Нейсе. Фотография. Апрель 1945 г.

Искусно осуществленный стратегический маневр на расчленение и окружение крупной немецкой группировки в районе Берлина завершился полным успехом.

В это же время успешно проходило и наступление 2-го Белорусского фронта. Войска этого фронта 20 апреля форсировали южнее Штеттина (Щецина) оба рукава Одера и прорвали немецкую оборону к западу от реки. Этим ударом они оттянули на себя вражеские резервы и не допустили их использования для усиления берлинской группировки и обороны Берлина.

Таким образом, к 25 апреля был завершен первый этап Берлинской операции. Окружение и расчленение группировки немецких войск на берлинском направлении катастрофически ухудшило положение гитлеровской армии и приблизило час ее окончательного поражения. Война пришла на улицы столицы фашистской Германии.

Между тем внутренняя обстановка в стране все обострялась. Еще 10 апреля Гитлер издал приказ о разделении оставшейся неоккупированной части Германии на два административно-оперативных района: северный и южный. Уполномоченным по северному району, наделенным всей полнотой гражданской и военной власти, был назначен главнокомандующий немецко-фашистским флотом гросс-адмирал К. Дёниц, по южному району — генерал-фельдмаршал Кессельринг. Сам Гитлер, сохранив за собой прерогативы фюрера и главы германского государства, а также функции верховного главнокомандующего, решил остаться в Берлине.

После завершения окружения Берлина советскими войсками власть Гитлера над остальной Германией приобрела в значительной степени формальный характер. Это еще больше обострило борьбу среди остальных нацистских руководителей, претендовавших на власть. 23 апреля Геринг, находившийся в южном районе, направил Гитлеру радиограмму, в которой заявлял о намерении взять власть в свои руки в качестве преемника фюрера. План Геринга состоял в том, чтобы, выступая в качестве нового главы германского государства, договориться с Соединенными Штатами и Англией, положить конец военным действиям на Западе, продолжая в то же время вести борьбу против Советских Вооруженных Сил. Гитлер приказал исключить Геринга из нацистской партии, отстранить от всех должностей, лишить званий и арестовать. В это же время от Гитлера откололся еще один его сподвижник. В ночь на 24 апреля Гиммлер, находившийся в северном районе, встретился со шведским посредником графом Бернадоттом. Гиммлер заявил о своей готовности устранить Гитлера и, взяв власть в свои руки, заключить перемирие с западными державами. Предложение Гиммлера было доведено до сведения правительств Соединенных Штатов Америки и Англии. Помня о неприятных последствиях сепаратных переговоров в Швейцарии и сознавая всю политическую одиозность фигуры Гиммлера, они отклонили его предложение, сообщив о нем правительству Советского Союза. Вслед за этим материалы о переговорах Гиммлера с Бернадоттом были преданы широкой гласности. 28 апреля, узнав о действиях своего ближайшего помощника, Гитлер распорядился исключить и его из нацистской партии. Кроме Геринга и Гиммлера претендентом на пост главы государства в последние дни существования фашистского режима выступил также министр вооружений Шпеер. Его позиция выражала взгляды ведущих германских монополий, прямым представителем которых он являлся.

Еще 15 марта Шпеер направил Гитлеру меморандум, в котором, указывая на неизбежность военного поражения, рекомендовал немедленно прекратить начатое немцами разрушение заводов, шахт, транспортных средств и т. д.; сократить до минимума взрыв мостов; подготовиться к передаче «частным лицам» государственных материальных ценностей: складов с одеждой, промышленными товарами, а также с продовольствием. К началу апреля конфликт между Гитлером и Шпеером обострился. Вместе с примкнувшим к нему Гудерианом Шпеер пытался побудить командующих группами армий не допускать выполнения приказа об уничтожении промышленных предприятий. Выехав в середине апреля из Берлина, Шпеер по сути дела создал в Северной Германии закулисное правительство, обладавшее к тому времени не меньшей фактической властью, чем Гитлер. Именно здесь у Шпеера и его помощников зародилась идея капитуляции немецкой армии на западе по частям. Эта идея впоследствии была частично осуществлена. Так, группа влиятельных гамбургских промышленников завязала через шведского банкира Валленберга переговоры с западными державами о капитуляции города и прилегающего к нему района. О большом влиянии, которым обладал к тому времени Шпеер, свидетельствовало то, что Гитлер, сурово расправлявшийся со своими приближенными за малейшее неповиновение, не решился тронуть Шпеера, несмотря на то что имел полную информацию о его деятельности. 23 апреля Шпееру удалось добиться у Гитлера согласия на выдвижение Дёница, который по сути дела являлся исполнителем воли Шпеера, в число возможных преемников Гитлера.