Вывеска на заводе "Азовсталь" в период фашистской оккупации Мариуполя. Фотография.

Вывеска на заводе Азовсталь в период фашистской оккупации Мариуполя. Фотография.

Захватывая советские земли, гитлеровцы сразу же вводили на оккупированной территории фашистский «новый порядок». Основы его были разработаны еще до нападения на СССР в многочисленных директивах и инструкциях гитлеровского правительства. Практически реализация «нового порядка» означала ликвидацию советской государственности, физическое истребление советских граждан и предоставление «жизненного пространства» людям «чистой немецкой крови», беспощадную эксплуатацию и ограбление захваченных территорий.

Советская территория, оккупированная в ходе войны немецко-фашистскими захватчиками, была разделена на две части. Одна находилась под управлением военного командования и включала тыловые районы групп армий, другая подчинялась «восточному министерству», возглавляемому Розенбергом, и составляла так называемые рейхскомиссариаты «Остланд» (Прибалтика и большая часть Белоруссии) и «Украина» под управлением «имперских комиссаров» Генриха Лозе в «Остланде» и Эриха Коха на Украине. Белостокскую область гитлеровцы присоединили к Восточной Пруссии, западно-украинские земли (Восточную Галицию) — к польскому «генерал-губернаторству», а земли западнее Южного Буга вместе с Молдавией — к Румынии.

Туры в Таиланд - 728*90

Осуществление программы «нового порядка» было возложено на регулярные войска, части СС, полицию. Особенно активную роль играла «служба безопасности» (СД). Специальные ее группы и команды самыми жестокими способами уничтожали сотни тысяч советских людей. Смертной казни предавались коммунисты и советские активисты. Значительная часть еврейского населения Украины, Белоруссии, Прибалтики была истреблена путем массовых расстрелов, удушения газами, сжигания в крематориях концентрационных лагерей. Изуверство, с которым осуществлялись казни советских людей, прямо предписывалось высшим гитлеровским командованием, указывавшим, что «способы этих казней должны еще увеличивать степень устрашающего воздействия».

Воин Красной Армии, Спаси! Плакат В. Б. Корецкого. 1941 г.

Воин Красной Армии, Спаси! Плакат В. Б. Корецкого. 1941 г.

В отношении остального населения применялись самые жестокие методы колониальной эксплуатации. Оно было лишено элементарных гражданских и человеческих прав. Военнослужащие гитлеровской армии были официальной директивой освобождены от ответственности за преступления против мирных жителей. Оккупанты ввели систему принудительного труда. Работающие получали лишь голодный паек, а все остальные вообще не снабжались продовольствием. Единственным источником существования горожан была продажа своей одежды и предметов домашнего обихода на рынке в обмен на мизерное количество продуктов. Только в Харькове от голода умерло в конце 1941 и в начале 1942 г. около 14 тыс. человек. Среди населения, лишенного медицинской помощи, с катастрофической быстротой распространялись сыпной тиф и другие эпидемические болезни. Тяжелые страдания вызывались отсутствием таких необходимых товаров, как соль, мыло, ткани. В обиход вновь вошли давно забытые лучина, кремень и кресало, прялка и другие предметы времен крепостного строя.

Оккупанты ликвидировали систему народного образования. В школах они размещали свои учреждения, превращали их в казармы или в склады. Разрушению и разграблению подвергались музеи, библиотеки, архивы и иные очаги национальной культуры.

Из предприятий промышленности и транспорта захватчики сохранили лишь те, которые считались необходимыми для обслуживания фронта. Оборудование многих заводов было вывезено в Германию.

Казнь советских партизан фашистскими оккупантами. Фотография. 1941 г.

Казнь советских партизан фашистскими оккупантами. Фотография. 1941 г.

Общественное имущество колхозов, совхозов и машинно-тракторных станций было объявлено «германской собственностью». Колхозников заставляли под страхом жестоких наказаний работать на оккупантов за ничтожное вознаграждение.

В феврале 1942 г. Розенберг подписал закон о переходе на оккупированных Германией советских территориях к индивидуальному землепользованию. Создаваемые по этому закону «общины» должны были обеспечить оккупантам возможность неограниченной эксплуатации крестьян. В них устанавливалась круговая порука за выполнение поставок, уплату налогов и всякого рода сборов. В западных областях многие колхозные и совхозные земли были розданы немецким помещикам. Так, в Гродненской области было создано 272 помещичьих хозяйства, в Вилейской — свыше 100.

Особенно много страданий принес народным массам насильственный угон жителей оккупированных районов на работу в Германию. Вначале гитлеровцы объявили «добровольный набор» рабочих, но, потерпев в этом полный провал, перешли к принудительной мобилизации рабочей силы. В широких масштабах она стала проводиться с начала 1942 г. в связи с тяжелыми потерями гитлеровцев на советско-германском фронте и вызванным этими потерями призывом германских рабочих в армию. Угнанные в Германию «восточные рабочие» выполняли там самые тяжелые работы и терпели всевозможные унижения. Их содержали в лагерях нередко под открытым небом, в грязи. Водянистый суп был их единственной пищей, а иногда а его не давали. На родину отпускали лишь безнадежно больных, многие из них умирали в пути.

Политика террора дополнялась целой системой пропагандистских мероприятий, призванных подавить у советских граждан волю к борьбе, лишить их надежды на освобождение. Мелкими подачками оккупанты привлекали к себе на службу неустойчивых, слабовольных людей и уголовных преступников. Но опереться на сколько-нибудь значительные социальные группы населения гитлеровцы не смогли. Попытки создать местную полицию из советских военнопленных или мобилизованных жителей часто оканчивались переходом «полицаев» к партизанам. Во многих преступлениях, совершенных гитлеровцами на Украине, в Белоруссии, Латвии, Литве и Эстонии, участвовали буржуазные националисты. Ненавидя Советскую власть, они изменили
своей Родине и пошли на службу к фашистским захватчикам. Однако и эти предатели не пользовались полным доверием фашистского руководства, которое рассматривало их лишь как временных слуг «нового порядка» и не допускало к реальной власти.

Гитлеровцы вывозят в Германию продовольствие, награбленное в оккупированных районах Советской Украины. Фотография. 1941 г.

Гитлеровцы вывозят в Германию продовольствие, награбленное в оккупированных районах Советской Украины. Фотография. 1941 г.

Ни террор и насилия, ни ухищрения фашистской пропаганды не могли сломить волю и мужество народа, подпавшего под фашистское иго. Советские люди не хотели служить захватчикам. Постепенно все новые и новые силы включались в борьбу с оккупантами. Население городов и деревень саботировало приказы и распоряжения фашистских властей. Рабочие отказывались от работы, портили оборудование предприятий, колхозники не сдавали продовольствия. Подпольные партийные и комсомольские организации расширяли свои связи среди населения, поднимали его на борьбу.

Партизанская война в тылу врага приобретала все больший масштаб. Партизанские отряды нападали на гарнизоны, громили коммуникации, рвали средства связи, портили и взрывали подвижной состав на железных дорогах.

За время битвы под Москвой партизаны одной только Московской области уничтожили более 7 тыс. вражеских солдат и офицеров, вывели из строя много боевой техники противника. Навсегда обессмертила свое имя московская комсомолка партизанка Зоя Космодемьянская, отдавшая жизнь за Родину. Мужественно погибла схваченная врагами коммунистка Лиза Чайкина — партизанка из Калининской области. Ни слова не сказал под пытками карателей 16-летний комсомолец партизан Саша Чекалин из отряда «Передовой» Черепетского района, Тульской области. Колхозник-партизан из Ливенского района Иван Сотников, вызвавшись быть проводником, завел группу фашистских солдат на минное поле, погиб сам, но погубил и более сотни гитлеровцев.

Гитлеровцы ведут на казнь Зою Космодемьянскую. Московская область. Фотография. Ноябрь 1941 г. (Снимок найден у убитого немецкого офицера.)

Гитлеровцы ведут на казнь Зою Космодемьянскую. Московская область. Фотография. Ноябрь 1941 г. (Снимок найден у убитого немецкого офицера.)

Смоленские партизаны и подпольщики с середины января 1942 г. сражались в тылу врага во взаимодействии с кавалеристами и десантными частями генерал-майора П. А. Белова. В результате решительных действий партизан была очищена от гитлеровцев значительная часть области. К весне 1942 г. на Смоленщине возник Дорогобужский партизанский край площадью 2 тыс. кв. км с 610 населенными пунктами, который защищало около 8 тыс. бойцов. Обширные партизанские края возникли в Ленинградской области, Брянских лесах, Белоруссии. Общая площадь партизанских краев в этот период уже превышала территории Бельгии, Голландии и Дании, вместе взятых.

В освобожденных районах была восстановлена Советская власть. С этой территории некоторые подвижные формирования партизан совершали рейды, пока еще относительно короткие, для нанесения ударов по военным объектам гитлеровцев. В начале 1942 г. успешно прошли рейды партизанского соединения С. А. Ковпака по Сумской и Орловской областям, а также рейды белорусских партизан по Минской, Полесской и смежным с ними областям. Многодневный переход по немецким тылам совершил продовольственный обоз, посланный ленинградскими партизанами в осажденный Ленинград.

У партизан тогда еще не было достаточного опыта, должной подготовки к Длительной и тяжелой борьбе, отсутствовала систематическая связь с «Большой землей». Частые провалы подпольных организаций, незнание особенностей партизанской тактики нередко приводили к гибели людей и поражениям. Отдельные отряды, не выдержав трудностей, прекращали свое существование. Но, несмотря на все лишения и невзгоды, партизанское движение становилось все более действенным и приобретало значение крупного военно-стратегического фактора в Отечественной войне.