Солдаты и офицеры 1-го чехословацкого армейского корпуса. На переднем плане командир корпуса генерал Л. Свобода. Фотография. 1944 г.

Солдаты и офицеры 1-го чехословацкого армейского корпуса. На переднем плане командир корпуса генерал Л. Свобода. Фотография. 1944 г.

В начале мая 1944г. на советско-германском фронте наступило затишье. Блестяще завершив зимнюю кампанию, Советские Вооруженные Силы готовились к нанесению новых, еще более сокрушительных ударов.

Политические цели предстоящего наступления состояли в том, чтобы завершить освобождение Советской земли от захватчиков и помочь народам Европы, томившимся под гнетом гитлеровской Германии, сбросить с себя фашистское иго. Сил у советского народа для решения этой благородной задачи было достаточно. Действующие фронты и флоты пополнились новыми бойцами и к лету 1944 г. насчитывали 6 425 тыс. человек, а вместе с резервами Ставки их численность достигала почти 7 млн. человек. Плечом к плечу с Красной Армией сражались польские, чехословацкие, румынские и югославские соединения, сформированные в Советском Союзе, общей численностью более 100 тыс. человек. Вся эта огромная масса людей была полностью оснащена боевой техникой.

Банк Тинькофф

Планируя предстоящее наступление, Советское Верховное Главнокомандование намечало нанести главный удар в Белоруссии, а затем последовательно развернуть наступление на других направлениях, с тем чтобы охватить активными действиями весь советско-германский фронт. Успешное осуществление этого плана обеспечивало полное освобождение Советской земли, вывод из войны на стороне фашистской Германии ее союзников — Финляндии, Румынии, Венгрии, Болгарии — и оказание помощи народам стран Юго-Восточной Европы, оккупированных Германией. На главном направлении между Полоцком на Западной Двине и Мозырем на Припяти войска 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов должны были сокрушить германскую группу армий «Центр». Территория Белоруссии, занятая группой армий «Центр», образовывала гигантский выступ, обращенный на восток,— «белорусский балкон», как называли его немцы. Этот выступ прикрывал пути на запад. Удерживая «белорусский балкон», немецко-фашистское командование обеспечивало устойчивость положения своих войск в Прибалтике и Западной Украине, а также создавало потенциальную угрозу удара во фланг войскам 1-го Украинского фронта, действовавшим на львовском направлении. Разгром группы армий «Центр» выдвигался, таким образом, как первостепенная задача. В дальнейшем полоса наступления должна была расшириться и захватить пространство от Балтийского до Черного моря. Возросшее военное искусство командных кадров Красной Армии и накопленный боевой опыт позволяли планировать и успешно осуществлять наступательные операции гигантского масштаба. Несмотря на открытие в июне 1944 г. второго фронта в Европе, немецко-фашистское главнокомандование рассматривало советско-германский фронт как главный. Здесь находились основные силы Германии и ее сателлитов, насчитывавшие в своих рядах 4 млн. человек. Германии лишь частично удалось восполнить потери, понесенные в первые месяцы 1944 г.

Гитлеровское командование уже не думало о том, чтобы спастись от поражения чисто военными средствами. Генерал-фельдмаршал В. Кейтель позднее признавал, что к лету 1944 г. «военные уже сказали свое слово... дело оставалось за политикой». Германия вела теперь войну за выигрыш времени, продолжая рассчитывать на раскол антифашистской коалиции. Именно поэтому гитлеровское командование продолжало держать на Востоке большую часть своих сил и требовало от войск упорной обороны каждого рубежа. Оно ошибочно полагало, что главный удар Красная Армия нанесет на южном крыле фронта между р. Припятью и Черным морем, и сохраняло здесь наибольшую плотность войск. Группа армий «Центр» оказалась в тяжелом положении.