Вероломное нападение фашистской Германии поставило Советские Вооруженные Силы в чрезвычайно тяжелое положение. Советское Главное Командование, не представляя себе в полном объеме обстановки, в которой оказались застигнутые врасплох войска Красной Армии, в первый же день войны решило претворить в жизнь идею немедленного ответного удара.

Вечером 22 июня народный комиссар обороны Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко отдал директиву Северо-Западному, Западному и Юго-Западному фронтам перейти на главных направлениях в наступление, разгромить ударные группировки противника и перенести боевые действия на вражескую территорию. Но директива эта не соответствовала реальному положению дел. Состояние советских войск, подвергшихся внезапному удару, было таково, что они не могли не только перейти в контрнаступление, но даже организованно встретить врага на пограничных оборонительных рубежах. Немецкие танковые и моторизованные соединения, наступавшие на Дау-гавнилс и Вильнюс — Минск, уже к вечеру 23 июня расширили прорыв на стыке Северо-Западного и Западного фронтов до 130 км, а к исходу 25 июня продвинулись в глубь территории СССР на 120—130 км в сторону Даугавнилса и на 230 км на вильнюсско-минском направлении. На левом крыле Западного фронта немецкие войска, обойдя и блокировав Брестскую крепость, тоже быстро продвигались вперед. Создалась реальная угроза глубокого двухстороннего охвата главных сил Западного фронта к западу от Минска. Этот замысел германского командования был разгадан с опозданием. Советские войска, уже понесшие тяжелые потери, начали отход к Минску, ведя бои с наседавшими германскими армиями. Немецкие танковые группировки, глубоко обойдя с севера и юга главные силы Западного фронта, замкнули кольцо окружения в районе Минска. 28 июня город пал.

Туры в Таиланд - 728*90

Тяжелая обстановка сложилась и на Северо-Западном фронте. Расчлененные на части и плохо управляемые войска этого фронта, чтобы избежать окружения, поспешно отступали к рубежу Западной Двины.

Несколько благоприятнее для Красной Армии развертывались события в полосе Юго-Западного и Южного фронтов, где фашисты имели меньший перевес в силах. В районе Луцк, Броды, Ровно началось крупное танковое сражение. Войскам Юго-Западного фронта удалось замедлить продвижение противника, и крупные силы 1-й германской танковой группы вместо продвижения на Киев повернули на север и ввязались в бои местного значения. В результате гитлеровская группировка была задержана на неделю. Но после того как немецкое командование ввело дополнительные силы, советским войскам пришлось отступить на рубеж старых укрепленных районов по линии Коростень, Новоград-Волынский, Проскуров.

Таким образом, в этих исключительно тяжелых условиях советские войска не смогли сдержать наступление противника в приграничной полосе, обеспечить развертывание Советских Вооруженных Сил и предотвратить глубокие прорывы на основных участках фронта. Ставка Главного Командования, созданная, постановлением Совета Народных Комиссаров СССР и Центрального Комитета партии 23 июня, лишь на четвертый день войны осознала, что попытка организовать ответный удар и отбросить немецкие войска была нереальной. Сама логика развития событий требовала перехода к стратегической обороне, чтобы остановить немецко-фашистские войска и подготовить условия для перехода в контрнаступление. 25 июня, когда со всей очевидностью раскрылась катастрофичность положения, было принято решение об использовании стратегических резервов уже не для контрнаступления, а для создания стратегического фронта обороны на рубеже Западной Двины и Днепра. Но события продолжали развиваться крайне неблагоприятно для Красной Армии. Войска Северо-Западного фронта не смогли задержать немецкие танки на Западной Двине. Форсировав реку в районе Даугавпилса, немецкая группировка стремительным броском прорвалась к Пскову и 9 июля захватила его. Грозная опасность нависла над Ленинградом.

На Западном фронте отходившим советским войскам удалось на некоторое время закрепиться на Березине и отразить удары немецких танковых соединений. Однако вскоре преимущество в силах вновь оказалось на стороне гитлеровцев. Советские войска начали отход к Днепру. В конце первой декады июля на рубеже Днепра и верхнего течения Западной Двины развернулись тяжелые оборонительные бои.

В начале июля усложнилась обстановка на юге. 1 июля началось наступление немецко-румынских войск с территории Румынии. Главный удар наносился на стыке Юго-Западного и Южного фронтов в районе Могилёва-Подольского. Опасность особенно возросла после того, как ударная группировка немецкой группы армий «Юг» прорвала оборону советских войск на правом крыле Юго-Западного фронта и захватила Бердичев и Житомир. Создалась реальная угроза окружения главных сил Юго-Западного фронта. Контрудары советских войск с севера и юга по главной группировке группы армий «Юг» и своевременный отвод армий центра Юго-Западного фронта позволили избежать окружения.

На Крайнем Севере бои носили местный характер и советские войска успешно отражали вражеские удары. Вместе с сухопутными соединениями в операциях принимали участие и моряки Северного флота.

В итоге почти трехнедельных ожесточенных боев Красная Армия была вынуждена оставить Латвию, Литву, Белоруссию и значительную часть Украины и Молдавии. Немецко-фашистские войска продвинулись на 300—600 км в глубь территории СССР.

Гитлеровские генералы считали, что потери советских войск невосполнимы и что Советский Союз уже проиграл войну. Однако эта оценка была далека от действительности. Немецко-фашистское командование не достигло поставленной им стратегической цели — полного разгрома советских войск западнее рубежа рек Западная Двина и Днепр. Темп продвижения по мере нарастания напряженности боев неуклонно снижался. Уже в первые недели стало очевидным, что война против СССР не имеет ничего общего с «молниеносными» кампаниями на Западе. К середине июля гитлеровская армия потеряла более 100 тыс. солдат и офицеров, свыше 1200 самолетов и свыше 1500 танков. Красная Армия сумела временно стабилизировать фронт вдоль южных границ Эстонии, остановить врага на реке Луге, сдержать его стремительное продвижение в центре советско-германского фронта и организовать отпор на Украине.

Несмотря на стратегический ход военных действий, советские войны не утратили твердости духа и героически отстаивали каждую пядь земли. Расчет гитлеровцев на морально-политическую неустойчивость советских солдат не оправдался. Бойцы многонациональной Красной Армии показали себя достойными гражданами Советского Отечества. Горстка защитников Брестской крепости, среди которых были майор П. М. Гаврилов, капитан В. В. Шабловский, старший политрук Н. В. Нестерчук, лейтенанты И. Ф. Акимочкин, А. М. Кижеватов, А. Ф. Наганов, заместитель политрука С. М. Матевосян, воспитанник полка Петя Клыпа и другие, длительное время вели бои с превосходящими силами противника. На стене одной из казарм сохранилась короткая надпись неизвестного солдата: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина! 20. VII. 41 г.». Как герои погибли руководители обороны полковой комиссар Е. М. Фомин и капитан И. Н. Зубачев. Немногие из защитников Брестской крепости остались в живых. Некоторые сумели пробиться к партизанам, другие, попав в плен, продолжали борьбу в подпольных антифашистских организациях.

На реке Великой младший лейтенант С. Г. Бойков повторил легендарный подвиг, совершенный в тех же местах в 1919 г. командиром минером А. А. Цецулиным. Пожертвовав своей жизнью, Бойков подорвал мост вместе с вступившими на него вражескими танками.

26 июня на воздушных подступах к Минску смертью героя погиб летчик капитан Н. Ф. Гастелло. Он направил свой подбитый и горящий самолет в центр вражеской автоколонны и уничтожил ее.

8 июля 1941 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин подписал первый за годы войны указ о присвоении звания Героя Советского Союза защитникам Ленинграда от воздушных нападений летчикам младшим лейтенантам М. П. Жукову, С. И. Здоровцеву и П. Т. Харитонову.

Сотни и тысячи известных и безымянных героев кровью и жизнью своей доказывали готовность всего народа биться до последнего с немецко-фашистскими захватчиками. В жестоких и тяжелых боях рождалась армия массового героизма.