Программа борьбы против фашизма, выдвинутая Советским Союзом, сплачивала вокруг него все прогрессивные силы мира. Соединенные Штаты Америки и Англия, не спешившие с определением своей политики, оказывались в хвосте событий. Их правительства решили исправить этот промах. В начале августа 1941 г. на борту военного корабля в бухте Арджентия (Ньюфаундленд) состоялось первое за войну совещание Рузвельта и Черчилля. Руководители правительств воевавшей Англии и невоевавших Соединенных Штатов собрались, чтобы обсудить и провозгласить цели войны. 14 августа было обнародовано совместное заявление Рузвельта и Черчилля, известное под названием «Атлантическая хартия».

В документе провозглашались общие принципы американского и английского правительств, на которых, как утверждали президент Соединенных Штатов и премьер-министр Англии, «они основывают свои надежды на лучшее будущее для мира». Рузвельт и Черчилль указали, что Соединенные Штаты Америки и Англия не стремятся к территориальным приобретениям и не согласятся на территориальные изменения, которые не находятся в согласии со свободно выраженным желанием заинтересованных народов. Руководители правительств Соединенных Штатов и Англии заявили, что они уважают право всех народов избирать форму правления по собственному желанию, выступают за «равные возможности» всех стран в допуске их к торговле и мировым сырьевым источникам, за «свободу морей», сотрудничество в экономической области, чтобы обеспечить для всех более высокий уровень жизни.

Туры в Таиланд - 728*90

Сами по себе принципы Атлантической хартии носили демократический характер и отвечали духу времени, отражая освободительный характер второй мировой войны. Их провозглашение тогда имело положительное значение. Претворение их в жизнь, однако, зависело от того, какой смысл правительства Соединенных Штатов и Англии вкладывали в Атлантическую хартию, и от тех практических шагов, которые они собирались предпринять для реализации принципов Атлантической хартии. Документ явился компромиссом между взглядами американских и английских правящих кругов, причем в нем получила большее выражение точка зрения Соединенных Штатов.

Американский президент и английский премьер совершенно не принимали в расчет на послевоенный период Советский Союз, полагая, что война приведет к его фатальному ослаблению. С борта военного корабля руководители Соединенных Штатов и Англии видели после войны американо-английский мир. Рузвельт считал, что нельзя и говорить об основании международной организации после войны, пока «полицейские силы, состоящие из войск Соединенных Штатов Америки и Англии, не проделают соответствующей работы». Ссылки в Атлантической хартии на «равные возможности» и «свободу морей» предвещали послевоенное наступление американского империализма в мире, в том числе и на позиции Англии. Черчилль не мог пройти мимо этого. Хотя ему не удалось добиться исключения этих положений из текста документа, вскоре после конференции он в публичных выступлениях подчеркнул, что Атлантическая хартия не затрагивает взаимоотношений внутри Британской империи.

Стороны согласились, что в собственных интересах Англии и Соединенных Штатов необходимо помогать вооружением и снаряжением Советскому Союзу. Черчилль и английские начальники штабов были против использования в войне с Германией собственных крупных контингентов вооруженных сил. Они намеревались ограничиться усилением блокады, воздушной и морской войны, а также тайным «вооружением сил Сопротивления в оккупированной Европе. Хотя американские начальники штабов воздержались от изложения своих взглядов по стратегическим проблемам, политическая линия, предложенная английскими деятелями, наилучшим образом отвечала той цели, которая объединяла Соединенные Штаты и Англию, — вести войну против Германии преимущественно чужими руками и в ходе ее одновременно добиться взаимного ослабления сторон. Для успеха этой стратегии требовалась максимальная интенсификация боевых действий на советско-германском фронте, ибо там перемалывались основные силы Германии. Поскольку Советскому Союзу, который, как представлялось в Соединенных Штатах и Англии, был слабейшей стороной, грозило поражение, ему было необходимо оказывать материальную помощь. Соединенные Штаты Америки и Англия предложили СССР провести трехстороннее совещание в Москве о распределении ресурсов противников гитлеровской Германии. Советское правительство согласилось на созыв его.

24 сентября на межсоюзной конференции в Лондоне советский посол в Англии И. М. Майский огласил декларацию о присоединении Советского Союза к Атлантической хартии. В декларации поддерживались демократические принципы Атлантической хартии. Вместе с тем указывалось, что практическое применение ее принципов «неизбежно должно будет сообразовываться с обстоятельствами, нуждами и историческими особенностями той или другой страны». В советской декларации особо подчеркивались те вопросы, которые обошли составители Атлантической хартии. Советское правительство определяло характер войны и ее цели. Задача всех народов и всех государств, говорилось в декларации, состоит в том, чтобы добиться скорейшего и решительного разгрома агрессоров, мобилизовав все силы, все свои средства, определить наиболее эффективные способы и методы осуществления этой цели. Относительно послевоенного устройства мира Советское правительство заявляло, что «Советский Союз отстаивает право каждого народа на государственную независимость и территориальную неприкосновенность своей страны, право устанавливать такой общественный строй и избирать такую форму правления, какие он считает целесообразными и необходимыми в целях обеспечения экономического и культурного процветания своей страны». Советское правительство тем самым открыто указало, что оно против колониальной политики империалистических государств.

Советское правительство, исходя из ленинских принципов внешней политики, еще раз подчеркнуло необходимость суверенного равенства государств. «Советский Союз,— говорилось в декларации, — неустанно и решительно отстаивал и отстаивает в качестве одного из эффективных средств борьбы за торжество этих принципов, за мир и безопасность народов необходимость коллективных действий против агрессоров».