В начале второй мировой войны Англия и ее союзники занимали по отношению к СССР открыто враждебную позицию. Несмотря на провал Мюнхенского соглашения и вынужденное вступление в войну с Германией, политика англо-французского блока и поддерживавших его Соединенных Штатов Америки носила резко антисоветский характер.

Это проявилось и во время польских событий в сентябре 1939 г., и в различных происках на Балканах, Ближнем и Дальнем Востоке, в активной помощи реакционным правительствам Финляндии и Прибалтийских стран, в исключении СССР из Лиги наций и во многих других антисоветских действиях. Так продолжалось до конца «странной войны» на Западе.

С приходом к власти в Англии кабинета Черчилля и особенно после разгрома Франции положение стало мало-помалу меняться. В английских правящих кругах взяли верх те государственные деятели, которые расценивали мюнхенскую политику Чемберлена как огромную опасность для самой Англии. Постепенно укреплялось убеждение, что антисоветский курс равносилен расколу потенциальных антигитлеровских сил и лишь помогает Гитлеру изолировать своих противников друг от друга, чтобы уничтожить их поодиночке. Ввиду этого, более трезво оценивая обстановку, английское правительство стало проводить, хотя и не всегда последовательно, новую политику. Уже в мае 1940 г. оно решило послать в Москву своего «специального и чрезвычайного уполномоченного» Стаффорда Криппса для переговоров о торговле, которые правительство Чемберлена завело в тупик. Так как Советское правительство не согласилось вести переговоры при посредстве «специального и чрезвычайного» английского представителя, то Криппс был назначен на пост посла в СССР и прибыл в июне в Москву.

Банк Тинькофф

Стаффорд Криппс был широко известен как активный деятель Лейбористской партии и сторонник союза между Англией и СССР. Поэтому его назначение в Москву имело более глубокий смысл, чем простая замена одного дипломата другим. В английском парламенте все чаще стали раздаваться голоса за сближение Англии с СССР.

Несколько изменялся и характер американо-советских отношений. Правительство Соединенных Штатов шло на это медленно и непоследовательно. В своей дальневосточной политике оно еще долго следовало по мюнхенскому пути. Тем не менее отношения между Соединенными Штатами и Советским Союзом постепенно улучшались. 6 августа 1940 г. американский поверенный в делах в Москве обменялся с народным комиссаром внешней торговли А. И. Микояном письмами о продлении торгового соглашения. На следующий день правительства обеих стран утвердили это продление, и оно вступило в силу. В январе 1941 г. государственный департамент Соединенных Штатов уведомил советского посла в Вашингтоне, что «политика, изложенная в заявлении, переданном президентом представителям печати 2 декабря 1939 г., которую обычно называют «моральным эмбарго», больше не будет применяться к Советскому Союзу». Тем самым правительство Рузвельта отказалось от антисоветского мероприятия, введенного во время советско-финляндского конфликта.

В марте 1941 г. американское правительство и в апреле английское сообщила Советскому правительству, что Германия готовится напасть на СССР. Сталин не посчитался с этими предупреждениями, расценив их как провокацию, имеющую целью вызвать советско-германскую войну. Однако, хотя Соединенные Штаты и Англия исходили исключительно из своих собственных интересов, стремясь заручиться поддержкой СССР против держав «оси», тем не менее было ясно, что объективный ход событий побудил американские и английские правящие круги учитывать возможность объединения усилий своих стран и Советского Союза в совместной, борьбе против фашистских агрессоров.