Всемирная История

Всемирная История

Проводя политику нейтралитета, Советский Союз точно выполнял заключенные им с Германией соглашения. Помимо политических договоров Советское правительство подписало с Германией два хозяйственных соглашения (в феврале 1940 и январе 1941 г.) о взаимных поставках товаров, конвенцию о порядке урегулирования пограничных конфликтов и инцидентов, договор о пограничных правовых отношениях и договор о советско-германской границе от реки Игорка до Балтийского моря (заключенный в связи с вхождением прибалтийских республик в состав СССР). Советское правительство всемерно старалось избегать трении с Германией и тщательно следило за тем, чтобы не дать ей какого-либо повода к нарушению советско-германских соглашений. Такими принципами руководствовались не только дипломатические, военные, хозяйственные и другие советские ведомства, отвечавшие за состояние отношений с Германией, но также советская печать, радио.

Напротив, германское правительство вело себя по отношению к СССР нелояльно. Начав с лета 1940 г. тайную подготовку антисоветской войны, оно стало все чаще нарушать и дух и букву советско-германских соглашений, а после заключения в сентябре 1940 г. германо-итало-японского Тройственного пакта перешло к открытому нарушению существенных внешнеполитических интересов Советского Союза. Наибольшую опасность представляли дипломатические и военные мероприятия гитлеровской Германии в расположенных поблизости от Советского Союза «малых странах», которые одна за другой превращались в ее вассалов и военно-стратегические плацдармы. Осенью 1940 г. это произошло с Румынией и Венгрией, в начале 1941 г.— с Финляндией и Болгарией. Предпринятая гитлеровцами в апреле 1941 г. вооруженная агрессия против Югославии также содержала в себе антисоветскую направленность, поскольку одной из важнейших целей захватчиков являлось использование и этого балканского государства в предстоящей войне с СССР.

Банк Тинькофф

Советское правительство много раз пыталось склонить Германию к прекращению недружелюбных действий по отношению к СССР и предотвратить расширение зоны войны. В октябре 1940 г. агентство ТАСС опровергло сообщения иностранной прессы о том, будто «Кремль был информирован о целях и размерах войск (германских.— Ред.), которые были посланы в Румынию». В ноябре такое же опровержение было опубликовано по поводу того, что присоединение Венгрии к Тройственному пакту состоялось якобы «при сотрудничестве и полном одобрении Советского Союза». В связи с начавшейся переброской германских воинских частей в Болгарию в январе 1941 г. Советское правительство также заявило, что это «произошло и происходит без ведома и согласия СССР», а в марте, когда Болгария официально уведомила СССР, что она разрешила ввод германских войск, «имея при этом целью сохранение мира на Балканах», Народный комиссариат иностранных дел дал следующий вполне определенный ответ: «1. Советское правительство не может разделить мнения болгарского правительства о правильности позиции последнего в данном вопросе, так как эта позиция, независимо от желания болгарского правительства, ведет не к укреплению мира, а к расширению сферы войны и втягиванию в нее Болгарии. 2. Советское правительство, верное своей политике мира, не может ввиду этого оказать какую-либо поддержку болгарскому правительству в проведении его нынешней политики».

Советское правительство пыталось также путем непосредственного контакта с германскими руководителями выяснить их действительные намерения. Еще в ноябре 1940 г. народный комиссар иностранных дел СССР В. М. Молотов ездил для этого в Берлин. Но его переговоры с Гитлером не привели к смягчению напряженности.

5 апреля 1941 г. Советское правительство подписало договор о дружбе и ненападении с Югославией, надеясь этим актом укрепить позицию югославского правительства и помочь сохранению мира на Балканском полуострове. Однако Гитлер, стремясь скорее завершить подготовку к нападению на СССР, решил предварительно полностью захватить Балканы. Югославия стала жертвой агрессии гитлеровской Германии и ее сателлитов. Советское правительство в связи с этим сделало следующее заявление правительству Венгрии, принявшей участие в агрессии: «...Советское правительство не может одобрить подобный шаг Венгрии. На Советское правительство производит особенно плохое впечатление то обстоятельство, что Венгрия начала войну против Югославии всего через 4 месяца после того, как она заключила с ней пакт о вечной дружбе. Нетрудно понять, в каком положении оказалась бы Венгрия, если бы она сама попала в беду и ее стали бы рвать на части...,»

Игнорируя миролюбивые шаги Советского Союза, гитлеровская Германия весной и в начале лета 1941 г. стала совершать враждебные действия уже и непосредственно против СССР. Германская сторона не выполняла своих обязательств по советско-германским торговым соглашениям. Самолеты германской военной авиации вторгались в воздушное пространство СССР; постепенно эти нарушения превратились из единичных в систематические. Через советскую границу перебрасывалась вражеская агентура с разведывательными и диверсионными целями. На самой границе то и дело возникали вооруженные столкновения между немецкими разведывательными отрядами и советскими пограничниками. Советская разведка задолго до предупреждений, полученных от Соединенных Штатов и Англии, информировала свое правительство о готовящемся нападении на СССР. В дипломатических кругах усиленно циркулировали слухи о предстоящей германо-советской войне и даже назывались точные даты. Вся мировая печать была полна сообщений о концентрации германских войск вблизи советских границ. Не могло быть сомнений в том, что вот-вот начнется война. Однако Сталин сбрасывал со счетов все факты и все предупреждения, ибо они не укладывались в созданную им схему, согласно которой правительства Англии и Соединенных Штатов для того и посылают предупреждения, чтобы спровоцировать германо-советскую войну. Сталин отклонил все предложения командующих приграничными округами о приведении в боевую готовность войск этих округов. Советским войскам было запрещено заблаговременно занять предусмотренные планом прикрытия оборонительные рубежи, чтобы не дать Германии повода обвинить СССР в подготовке к нападению на нее.

Ответственность за непринятие мер по приведению Советских Вооруженных Сил в боевую готовность лежала также и на руководителях Народного комиссариата обороны.

13 июня 1941 г, германскому послу в Москве было вручено заявление, в котором говорилось, что, «по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы». Но ни посол, ни германское правительство не дали никакого ответа. В Германии оно даже не было опубликовано. Это заявление, опубликованное 14 июня в советской печати как сообщение ТАСС, дезориентировало советский народ, ослабило бдительность Советских Вооруженных Сил.

21 июня Советское правительство обратило внимание германского посла на серьезность сложившейся обстановки и предложило ему уведомить германское правительство о желании Советского Союза обсудить состояние германо-советских отношений. Ответа не последовало, а на рассвете следующего дня фашистская Германия вероломно напала на СССР.