Капитуляцией фашистской Германии вторая мировая война еще не закончилась. Она продолжалась на Тихом океане, в Восточной и Юго-Восточной Азии. Война уносила многочисленные человеческие жизни и уничтожала колоссальные материальные ценности. Дальневосточный агрессор хотел, затянув военные действия, добиться компромиссного мира и избежать полного разгрома. Вступление Советского Союза в войну против Японии сорвало эти расчеты.

Заключение в апреле 1941 г. пакта о нейтралитете между СССР и Японией не устранило угрозы нападения на Советский Союз со стороны японских империалистов. Было очевидно, что соблюдение Японией пакта зависит от реально складывающейся международной обстановки. Министр иностранных дел Японии Мацуока вскоре после нападения Германии на СССР совершенно недвусмысленно заявил советскому послу в Токио К. А. Сметанину, что если Тройственный пакт — основа японской внешней политики — и пакт о нейтралитете с СССР окажутся в противоречии друг с другом, то последний не будет иметь силы.

Уже 2 июля 1941 г. японские руководители на тайном совещании с участием императора пришли к решению о применении оружия против Советского Союза в момент, когда советско-германская война примет неблагоприятный для СССР оборот. Маньчжурия и Корея были превращены в плацдармы для нападения на СССР. Здесь строились аэродромы, дороги, создавались военные склады и базы. К началу 1942 г. численность Квантунской армии превысила 1 млн. человек.

Туры в Таиланд - 728*90

Япония в нарушение договора о нейтралитете с самого начала Великой Отечественной войны чинила препятствия советскому судоходству на Дальнем Востоке.

С лета 1941 до конца 1944 г. японские власти задержали 178 советских торговых судов. Три корабля — «Ангарстрой», «Кола», «Ильмень» — были торпедированы подводными лодками. Получаемая японской разведкой шпионская информация о хозяйственном и военном положении Советского Союза систематически передавалась в Берлин. Все эти действия являлись грубым нарушением советско-японского пакта о нейтралитете и свидетельствовали об агрессивных намерениях японских империалистов.

Однако упорное сопротивление Красной Армии на советско-германском фронте заставило японскую военщину проявить сдержанность. Уже в начале сентября 1941 г. германский посол в Токио доносил в Берлин, что императорская ставка решила «отложить на время действия против Советского Союза», так как японский генеральный штаб, по-видимому, не верит, что немецкая армия «сможет достигнуть решающего успеха в войне против России до наступления зимы...». Начав активные действия против Соединенных Штатов и Великобритании, японские милитаристы решили повременить с агрессией против СССР до тех пор, пока «стратегические обстоятельства» не позволят этого. В 1942—1943 гг. Япония по договоренности с Германией и Италией собиралась напасть на Советский Союз, но события на советско-германском фронте, и особенно разгром гитлеровцев на Волге, заставили японское правительство вновь отложить реализацию этих планов. Только весной 1944 г. японский генеральный штаб впервые задумался над оборонительной стратегией в случае войны с СССР. Но и так называемые оборонительные планы таили в себе агрессивные замыслы. В Северо-Восточном Китае форсировались работы по строительству укреплений. К 1945 г. там имелось 17 укрепленных районов и 4500 долговременных оборонительных сооружений. Особенно основательно были подготовлены восточные районы Маньчжурии на границе с Советским Приморьем. Четыре укрепленных района было построено в Корее. Квантунская армия, хотя и сократившаяся в связи с необходимостью усиления войск на Тихоокеанском театре военных действий и в метрополии, представляла собой большую силу и насчитывала вместе с местными марионеточными формированиями Маньчжоу-Го 881 тыс. человек, 1155 танков и самоходных орудий, до 1800 самолетов. Японское командование рассчитывало предотвратить наступление советских войск в Маньчжурии, а затем начать контрнаступление.

Интересы антифашистской коалиции требовали завершения разгрома держав фашистской «оси». После капитуляции гитлеровской Германии пришла очередь милитаристской Японии. Быстрый разгром Японии не мог быть обеспечен вооруженными силами лишь Соединенных Штатов и Англии. Важнейшую роль в нанесении поражения Японии предстояло сыграть Советскому Союзу. Верный союзническому долгу в соответствии с Ялтинским соглашением, Советский Союз был готов внести свой вклад в дело разгрома японских агрессоров. Вступление СССР в войну с Японией диктовалось также интересами безопасности самого советского народа и интересами народов Юго-Восточной Азии.

5 апреля 1945 г. Советское правительство денонсировало пакт о нейтралитете, указав в своем заявлении, что Япония помогает Германии воевать против СССР и воюет против его союзников — Соединенных Штатов и Англии, и, следовательно, «пакт о нейтралитете между Японией и СССР потерял смысл».

Сформированный 7 апреля новый японский кабинет во главе с адмиралом Судзуки заявил о готовности «приложить великие усилия» для поддержания нормальных отношений с СССР. На деле же вплоть до последних дней существования гитлеровского государства Япония оставалась верной агрессивному Тройственному пакту фашистских держав. Лишь 15 мая 1945 г. после безоговорочной капитуляции Германии и оккупации ее территории войсками антифашистской коалиции Япония аннулировала свои договоры с Германией.

Правящие круги Японии, понимая неизбежность поражения, стремились к достижению «почетных» условий мира. Еще в феврале — марте 1945 г. японское правительство обратилось к СССР через частных лиц с просьбой о мирном посредничестве между Японией и Соединенными Штатами Америки. В мае предпринимались попытки зондажа и через советское посольство в Токио. В июле Император поручил принцу Коноэ направиться в Москву, чтобы там завязать переговоры о посредничестве. Советское правительство отказалось принять на себя эту миссию, а на Потсдамской конференции поставило руководителей Соединенных Штатов и Англии в известность о японских маневрах.

Параллельно с этим японское правительство предприняло попытку заключить мир непосредственно с Соединенными Штатами и Англией. В апреле 1945 г. японский дипломат в Швейцарии И. Фудзимура тайно установил контакты с представителями Центрального разведывательного управления Соединенных Штатов с целью выяснить возможные условия мира, и в частности судьбу императорской власти, японского торгового флота, а также Кореи и Тайваня.

Козырем в предпринятой японцами дипломатической игре служила их огромная сухопутная армия, насчитывавшая летом 1945 г. более 4 млн. человек. О силе сопротивления японских войск наглядно говорило затяжное и кровопролитное сражение за Окинаву, происходившее одновременно с переговорами. Это вызвало серьезную тревогу в штабах Соединенных Штатов и Англии, поскольку предстояло вторжение американо-британских вооруженных сил на острова японской метрополии, которое, по американским подсчетам, могло обойтись вооруженным силам союзников в миллион жизней. Мирный зондаж через Фудзимуру и другие каналы принес определенные результаты. Японцам дали понять, что проблемы, касающиеся императорского строя и торгового флота, могут быть решены в благоприятном для Японии духе. Что же касается Кореи и Тайваня, то здесь Соединенные Штаты ни на какие уступки не шли, так как с этими территориями были связаны их собственные империалистические проекты.

В Вашингтоне родился план — добиться капитуляции Японии до вступления в войну СССР. По мнению американских правящих кругов, это обеспечило бы полный контроль Соединенным Штатам Америки не только над японскими островами, но и над всем обширным районом Дальнего Востока вплоть до границ Советского Союза.

Чтобы сделать Японию более уступчивой, американское правительство решило «уточнить» требование «безоговорочной капитуляции». В выступлении президента Трумэна 8 мая 1945 г. по поводу окончания войны в Европе содержалось требование безоговорочной капитуляции не японского государства, а только японских вооруженных сил. В тот же день служба военной информации Соединенных Штатов начала серию специальных радиопередач для Японии, продолжавшихся около трех месяцев. В первой же из них подчеркивалось, что японским руководителям следует немедленно согласиться на безоговорочную капитуляцию, так как это сугубо военный термин, означающий лишь прекращение сопротивления и сдачу оружия войсками. Однако японские милитаристы не согласились на безоговорочную капитуляцию даже в «смягченном» виде. Они решили сражаться до конца.

Ни японским империалистам с их попытками расколоть антифашистскую коалицию, ни противникам сотрудничества с СССР среди американо-британских правящих кругов не удалось сорвать решения Крымской конференции по дальневосточным вопросам. Объективные условия, необходимые для осуществления антифашистской коалицией совместных действий против японского агрессора, продолжали существовать и были подтверждены Потсдамской декларацией от 26 июля 1945 г.

Согласно Ялтинскому соглашению от 11 февраля 1945 г. Советское правительство выразило готовность заключить с Китаем пакт о дружбе и союзе для оказания ему помощи своими Вооруженными Силами в целях освобождения от японского гнета. Переговоры начались 30 июня в Москве и завершились 14 августа подписанием договора о дружбе и союзе между Советским Союзом и Китайской республикой. Договор предусматривал укрепление дружественных отношений между двумя государствами. Обе страны обязались вести войну против Японии до окончательной победы. Договор дополнялся рядом важных соглашений о совместном использовании СССР и Китаем Порт-Артура (Люйшуня) в качестве военно-морской базы, об объявлении Дальнего (Даляня) свободным портом, а также об отношениях между советским командованием и китайской администрацией после вступления Красной Армии в Северо-Восточный Китай (Маньчжурию).